Журнал «ALTEREXIT»: идеология, политика, экономика, культура
Меню

Американские аналитики: в ожидании российского вторжения в Украину

На территории Украины находится более 7 тыс. российских солдат и еще 50 тыс. – возле границ. Кроме десятков гаубиц, ракетных установок и единиц бронетехники на востоке Украины находится около сотни российских танков. Это можно назвать эскалацией.

Мелик Кайлан в своей статье, которая называется «Путин собирается вторгнуться в Украину?», опубликованной на сайте Forbes.com, пишет, что наблюдатели сообщают о массивном скоплении российских войск возле украинских границ. На территории Украины находится более 7 тыс. российских солдат и еще 50 тыс. – возле границ. Кроме десятков гаубиц, ракетных установок и единиц бронетехники, по оценкам, на востоке Украины находится около сотни российских танков, и еще 400 танков были стянуты к прозрачной границе с российской стороны. Это можно назвать эскалацией; вторжение началось с Крыма, продолжилось в Донбассе и до сих пор не закончилось. Но это было бы эвфемизмом. На самом деле мы наблюдаем подготовку к откровенной войне в соответствии с грузинским протоколом: сначала вооружаем сепаратистов, затем отправляем российские войска под видом сепаратистов, размешиваем и доводим до кипения, а затем проводим полномасштабное вторжение. Есть и два других факта, которые нужно рассмотреть. Путин только что подписал контракт о расширении ядерной инфраструктуры Ирана. Президент Турции Эрдоган позвонил Путину, чтобы жаловаться на Сирию, и, по некоторым данным, разговор превратился в гневную перепалку, в ходе которой Путин сказал Эрдогану перестать пытаться свергнуть Асада и даже угрожал войной в случае военного вмешательства Турции (об этом сообщалось в турецкой прессе).

Почему все это происходит именно сейчас? Я много раз писал о том, что Москва действует стратегически, с глобальной координацией и точно рассчитывая время. На самом деле, это и было главной идеей недавно вышедшей книги, которую я написал с Дугласом Шоном о России, Китае и новой холодной войне – у них есть план игры, а у нас нет. Мы начали наш проект с г-ном Шоном еще в то время, когда такое неистовство Путина казалось возможным, но не в ближайшем будущем. Через 2 года после того, как мы закончили работу над книгой, все, о чем мы предупреждали, начало происходить. Все это становится абсолютно предсказуемым, как только вы поймете схему. Чтобы ее понять, больших усилий не требовалось, но никто не хотел и пытаться. Теперь они не могут этого не делать. Тем не менее, Путин как будто загипнотизировал нас всех ритмом «стой-иди», своей почти неприкрытой и невероятной ложью, тем, как он делает свои жестокие ходы с абсолютно беспристрастным лицом. Мы в нерешительности и отказываемся осознать масштабы его стратегической организации мировых инцидентов. Отчасти потому, что это слишком дерзко и цинично, чтобы казаться правдоподобным, отчасти потому, что мы на Западе неспособны на такое, в большей степени потому, что не хотим развязать мировую войну. И это он тоже просчитал. Это то, что делают императоры; они делают такие расчеты и движутся вперед. Мы все еще думаем, что империи и императоры остались в прошлом, где-то в ХIX веке. Но время империй вернулось: шиитская империя Ирана, собственная империя Путина, стремления ИГИЛ создать халифат, несбыточная мечта Эрдогана о халифате.

Неоднократно я писал, что Москва расширяла свою власть, пока мы на Западе последние десять лет с трудом продвигались вперед, погрязнув в исламских войнах. Вы можете сказать, что Путин, конечно же, не был режиссером этой интермедии. Возможно и не был, но он воспользовался этим в полной мере. С помощью своего союзника – Сирии – он позаботился о том, чтобы Ирак обошелся нам в триллионы долларов, в то время как повстанцы перешли через границу. Он знал, что будет усталость от войны – урок, который мы преподали ему подобным в Афганистане. Теперь, когда мы снова влезли в болото, Путин опять начнет передвигать свои фигурки. Конечно, он не планировал ИГИЛ, развал иракской армии, обезглавливания, которые заполонили наше сознание и заманили президента Обаму обратно на Ближний Восток. Точно нет? В одной из своих статей я утверждал, что Путин именно так и сделал через координацию Шиитского полумесяца, через принудительное наделение властью ИГИЛ Асадом, и с помощью тактики, которая использовалась еще во второй Чеченской войне.

Предположим, я кое-что понимаю неправильно. Цена на нефть, конечно, не поднялась. Но это второстепенный вопрос сегодня. Премьер-министр Ирака Малики потерял работу – что не казалось очень важным, и со стратегической точки зрения не меняет положение вещей. Остальные мои предсказания также недалеки от правды. В итоге мы боремся бок о бок с Ираном. Путин начал свою кампанию в восточной Украине, когда мы готовились к Ираку. Давление санкций уменьшилось, как и интерес к расследованию случаев отмывания денег в Иране и Сирии. Боевые действия в настоящее время в основном ведутся между фракциями суннитов в Ираке и Сирии, хотя это заняло на пару месяцев дольше, чем я предполагал. Короче говоря, возникновение ИГИЛ помогло Путину и его шиитским союзникам. Я остаюсь при своем мнении о том, что Путин использовал и использует то, что мы отвлекаемся на Ирак и Сирию, а возможно, он даже сам спланировал это для того, чтобы вторгнуться в Украину.

США довольно непросто заключить договор о нераспространении ядерного оружия с Ираном, и Путин еще больше усложнил эту задачу, повысив ставки с помощью собственной сделки о значительном расширении ядерной программы Тегерана. Он, безусловно, не хочет, чтобы его шиитский союзник перешел на сторону противника и наладил дружеские отношения с Западом. Это привело бы к кардинальным изменениям. Иран стал бы мостиком, по которому природные ресурсы из Центральной Азии потекли бы на Запад, вместо того, чтобы разливать их по бутылкам и подавать к столу исключительно в России и Китае. Иранцы устали зависеть от бывшей имперской гегемонии Москвы XIX века. Они также устали от того, что Китай является их основным торговым партнером; китайцы заключают очень жесткие сделки и часто не придерживаются их условий. Тегеран действительно хочет заключить договор с Западом. Но вполне возможно, что иранцы только что лишились этой возможности. Тем не менее, США, скорее всего, не захотят так легко отступить, выполняя свои обязательства в ходе войны с ИГИЛ вместе с Ираном. Нам подставили подножку.

Между тем, есть еще Эрдоган. Он не просто так вдруг позвонил Путину, чтобы поговорить о Сирии. Сначала он подписал договор с Туркменистаном о строительстве газопровода, через который по дну Каспийского моря газ будет поставляться прямо в Европу. Кто-то еще не уловил основную идею? Европа, избавленная от газовых императивов России, может даже встать на защиту тех, кого запугивает Москва – Украины и любых других стран. В дружественном звонке Эрдогана, несомненно, был этот подтекст. Он как бы говорил: «Здравствуйте, Владимир Владимирович, я собираюсь направить туркменский газ в Европу, если Вы не перестанете поддерживать Асада». Это вызвало гнев у Путина. Теперь ждите новых атак РПК (Рабочая партия Курдистана) в Турции и вспышек насилия со стороны повстанцев в Чечне. Строительство трубопровода должно завершиться к 2018 г. Учитывая, что российская экономика разрушается, а Москва, вполне возможно, вскоре больше не сможет использовать газ в качестве рычага давления, пока США борются с Ближним Востоком, Путин должен очень быстро осуществлять свои грандиозные планы экспансии. Фактов достаточно. Теперь это происходит в Украине.

Источник: УНИАН

Добавил: Alterexit Дата: 2014-11-14 Раздел: Геополитический контекст