Журнал «ALTEREXIT»: идеология, политика, экономика, культура
Меню

Евразия без России

Похоже, что Евросоюз в срочном порядке формирует отступные пути от США, попутно ограничивая России экономические выгоды «восточной альтернативы».

ЕС Китай

На этой неделе лидеры Евросоюза и Китая встретились на саммите в Пекине, чтобы обсудить перспективы технологической игры против Штатов. Для Брюсселя необходимо смягчить последствия разворачивающейся экономической войны с Вашингтоном, в то время как Китай надеется объединить коммерческие миры Европы и Восточной Азии посредством реализации новых инфраструктурных проектов. Сделка взаимовыгодна: на фоне миграционного кризиса, Брексита и итальянского бунта Европа не соберет достаточных ресурсов для борьбы с мощнейшей американской экономикjq, в то время как КНР без промышленных инноваций рискует через 20 лет скатиться в эпоху продолжительной рецессии. Но есть еще значимый геополитический контекст: оказывается, проект «Евразия» вполне реализуем без какого-либо российского участия.

Появление такой когерентной Евразии является ключевой особенностью складывающегося миропорядка. По своей сути, речь идет о возвращении к истокам геополитики и, в частности, идеям Хэлфорда Маккиндера, который утверждал, что тот, кто контролирует географическое ядро Евразии, тот может править миром.

Новый смысл этого термина передал Роберт Каплан в своей книге «Возвращение мира Марко Поло». По его мнению, география формирует судьбу. Он утверждает, что инфраструктурная модель Евразии, с ее глобальными дорогами, железнодорожными путями, газопроводами и оптово-волоконными кабелями обесценивает старое региональное деление континента. Такие категории, как Центральная, Восточная и Южная Азия станут достоянием истории. Примат национальных интересов также перестанет быть доминирующим, а глобализация постепенно выровняет политические различия между ними. Другое дело, пока неясно, по какому образцу: Саудовской Аравии, Ирана, Китая или Японии. Во всяком случае, необходима модель, позволяющая успешно торговать с Западом и пользоваться преимуществами технологического сотрудничества с Европейским Союзом, который также ждут большие перемены.

Проблема в том, что Китай предлагает сценарий «скрытой империи», в то время как Иран и Россия – это открытые, классические имперские образования, ориентированные на потребление ресурсов, а не производство технологий. Да, Китай вкладывает колоссальные средства для расширения своего неоколониального господства. Но другие империи не думают о будущем, они стремятся лишь восстановить историческое статус-кво. Россия – СССР по состоянию на 1975 год, то есть разделенный на сферы влияния мир, живущий по правилам политической «разрядки». Иран упорно восстанавливает ханское правление, но бегство в 19 век противоречит стратегии построения «энергетической супердержавы», и это в Тегеране понимают. Эрдоган занят исторической реконструкцией Османской империи по состоянию на 1913 год, то есть Турции до реформ Ататюрка.

В будущее в этом отношении устремлены лишь Саудовская Аравия и Китай, однако здесь мы видим концептуальные противоречия между этими державами. Во-первых, речь идет о принципиально разных ментальных мирах, которые не совместимы по этническим и религиозным соображениям. Китай всегда считался «срединной империей» и, будучи самодостаточным образованием, лишь расширял свои территории. В этом плане он больше похож на Россию, чем на средиземноморские государства ОПЕК.

Во-вторых, саудиты, понимая, что нефть и газ являются конечными ресурсами, в срочном порядке перестраивают свои экономики в стиле «хай-тек» и «смарт», оставаясь в то же время частью «горизонтального» арабского мира. Поднебесная, с ее традициями вертикально-иерархического, кланово-семейного управления просто не вписывается ни в арабское, ни в мусульманское сообщество.

В-третьих, и тем, и другим для реализации своих планов нужны углеводные ресурсы, инфраструктура и наращиваемое военное присутствие в регионе, что на фоне религиозных, ментальных и ценностно-культурных противоречий способно спровоцировать серьезный конфликт. Поэтому, скорее, арабы, перенаправят китайскую энергию на российскую Сибирь, чем позволят КПК двигаться дальше, на Восток, к побережью Средиземного и Красного моря. Хотя, думается, что китайцы полагают, что Персидский залив «принадлежит» американцам, а потому остановятся на полпути.

Европейский Союз, в свою очередь, заинтересован в росте технологической оснащенности Китая, поэтому экономическая война против США будет продолжена, пусть даже и непрямыми методами. К тому же все участники решат и сырьевые проблемы – Сибирь и Дальний Восток действительно большие, Москва все равно мало контролирует территории «за Уралом».

Параллельно заметим, что создание блокчейн-технологий и революция в области коммуникации недвусмысленно отрицают империи как способ организации политической власти. На одном уровне он позволяет развить суверенитеты, причем на уровне крупных городов. На другом - глобализация ослабевает религиозную и культурную мотивацию, что порождает нарастание межцивилизационных конфликтов – сирийский, афганский, частично украинский геополитические плацдармы тому подтверждение. В то же время мы видим пример послевоенной Европы, когда атеизм, права человека и экономическая взаимозависимость позволили снивелировать давние конфликты между государствами, хотя, безусловно, не решили всех противоречий между ними.

Не будем забывать и факт исключительной жистокости китайских властей, регулярно подавляющих восстания мусульман-уйгуров, сопротивление китаизации на Тибете и попыткам Поднебесной силовым образом решить «проблему Тайваня». Пример Гонконга не в счет – здесь произошла передача колониального владения, в то время как Тайвань – независимое государство, находящееся под «зонтиком безопасности» США. Сюда же можно добавить и политику жесточайшей эксплуатации подконтрольных территорий, - в том же Лаосе тотальное бесправие местных рабочих перед китайскими хозяевами заслуживает прочтения лучших антикапиталистических пмфлетов Диккенса, Гюго и Маркса.

Арабский мир все же выстроен по иным, более гуманным принципам, постепенное наращивание «нефтяного» богатства позволило «вытянуть» большую часть населения из нищеты, да еще и предоставить ему неплохое образование и гарантированный доход. Так что потенциально конфликт вполне реален. И здесь миссия Евросоюза может быть не столько эгоистической в контексте перспектив мировой торговли, сколько дипломатической и посреднической. Хотя и тут кроются болевые точки: часть арабского мира политически ориентированы на США, и потому Брюсселю, кроме экономической программы, придется предложить альтернативный США сценарий региональной безопасности. Иначе проект «Евразия» окажется бессмысленным.

Добавил: Alterexit Дата: 2018-07-20 Раздел: Геополитический контекст