Журнал «ALTEREXIT»: идеология, политика, экономика, культура
Меню

Сирийское окончание российской биополитики

Посол России в Великобритании Александр Яковенко вызван в британский МИД, где ему предстоит ответить, как Россия будет выполнять резолюцию Совета Безопасности ООН о прекращении огня в Сирии. Об этом заявил министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон, выступая в парламенте 26 февраля; его слова приводятся на сайте ведомства.

Ожидается, что Яковенко встретится с заместителем главы британского МИД Аланом Данканом 27 февраля, сообщает информационное агентство ТАСС, ссылаясь на пресс-службу посольства России в Великобритании.Между тем Джонсон поручил созвать новое заседание Совбеза ООН, чтобы обсудить, как резолюцию по прекращению огня выполняет президент Сирии Башар Асад. Джонсон подчеркнул, что силы Асада ведут бомбардировки Восточной Гуты, города близ Дамаска, где проживает несколько сот тысяч жителей; эти жители, по словам министра, фактически находятся на осадном положении.

Джонсон напомнил, что Россия и Иран выступали гарантами создания зоны деэскалации вокруг Восточной Гуты, однако с начала года сирийские правительственные войска, по словам министра, пропустили только один гуманитарный конвой на эти территории, а потом появились сообщения о гибели мирных жителей.

Восточная Гута

Он также заговорил о бомбардировке позиции сирийской армии в случае, если будет доказано использование войсками Асада в этом регионе боевых отравляющих веществ.

В то же время российский центр по примирению в Сирии возлагает ответственность за несоблюдение резолюции ООН на радикальных исламистов, которые удерживают Восточную Гуту.

Напомним: сирийские правительственные войска начали наступление на Гуту в феврале 2018 года. Тогда же в печати появились сообщения, что в результате их бомбардировок пострадали и погибли сотни мирных жителей. При этом утверждалось, будто в бомбардировках участвовала российская авиация; в Москве же эти обвинения категорически отрицали и называли беспочвенными.

По итогам заседания Совета безопасности России 26 февраля президент России Владимир Путин поручил ежедневно организовывать в районе Восточной Гуты гуманитарную паузу. Предполагается, что каждый день с 9 до 14 часов должен быть открыт коридор для выхода мирных жителей.

Прокомментировать для Полит.ру развитие ситуации в Сирии согласился политолог Григорий Голосов. По его оценке, российское руководство действительно предпочло бы сократить российское участие в сирийских событиях, однако пока не может этого сделать.

«В Сирии уже наметилась своего рода модель последовательности событий, когда российский президент объявляет о значительном сокращении или выводе из Сирии российского контингента, и буквально сразу после этого начинается обострение боевых действий в стране. Причем становится ясно, что российские войска принимают непосредственное участие в этом обострении, а вскоре оказывается, что, в общем, и их численность только наращивается.

И эта последовательность не очень хороша для России: я не сомневаюсь в том, что для российского руководства действительно было бы предпочтительнее сокращение российского участия в сирийских делах. Но этого не получается, потому что сирийская война по-прежнему находится в своей высокой, если не восходящей фазе. И факт состоит в том, что режиму Асада невозможно, не по силам решить только собственными силами те проблемы, которые перед ним лежат.

Действительно, если посмотреть на карту Сирии, то окажется, что довольно значительная часть территории страны действительно сейчас контролируется Асадом. Но при этом расширение этой зоны произошло главным образом потому, что в восточных пустынных районах страны было разгромлено «Исламское государство» (запрещенная в России организация – прим.ред.), которое эти районы контролировало. И так получилось, что территорию к западу от Евфрата в основном заняли асадовские силы, а к востоку от Евфрата находятся сирийские демократические силы, поддерживаемые американской коалицией.

карта боевых действий в Сирии

Территориально большая часть отошла к Асаду. Однако те территории, которые находились под контролем сирийской оппозиции, не «Исламского государства», в значительной степени по-прежнему находятся вне зоны доступа сирийского режима. Эти территории сократились: значительно – в Хомсе, в некоторой степени – в Идлибе. Однако в целом юг страны, север страны (собственно, Идлиб) и некоторые территории в центре страны по-прежнему находятся под контролем оппозиции.

Особенно болезненной для сирийского режима всегда была Восточная Гута. Это район, непосредственно прилегающий к Дамаску. И понятно, что любые триумфалистские заявления Асада о том, что он вернул себе контроль над страной, всегда сталкивались с той реальностью, что буквально в нескольких километрах от центра Дамаска находится территория, которую он не контролирует. Поэтому взятие Восточной Гуты было второй критической для Асада задачей после взятия второго по величине города страны Алеппо.

Понятно, что Алеппо без российской поддержки взят не был бы — это совершенно очевидно, там российская авиация и бомбардировки, которые она осуществляла, сыграли решающую роль. Поэтому когда перед Асадом встала задача зачистить Восточную Гуту, он начал применять ту же самую тактику, что и в Алеппо. А именно — массированные бомбардировки и применение военной авиации, для того, чтобы с воздуха уничтожить как можно больше людей и тем самым нанести не столько физический ущерб оппозиции, сколько вынудить ее уйти, сталкиваясь с большим числом жертв как среди оппозиции, так и среди мирного населения. А количество жертв там было велико, это задокументировано.

Понятно, что на Западе эта военная операция вызвала не меньшее, а даже большее беспокойство, чем в своем время операция в Алеппо. Потому что все это происходит в непосредственной близости от западных посольств. Все это абсолютно транспарентно, огромное количество информации постоянно поступало из Восточной Гуты о том, что там гибнут мирные жители. Они действительно гибли, потому что при массированной бомбардировке в густонаселенной местности они не гибнуть не могут.

Запад пытался провести через Совет безопасности ООН резолюцию о прекращении огня в Восточной Гуте. В течение нескольких дней Россия блокировала прохождение этой резолюции, уже тем самым показывая, что она полностью находится на стороне Асада во всем этом. По сути дела, сама эта практика блокирования резолюции поставила Россию на определенную сторону в конфликте. Все же путем колоссального, как я понимаю, дипломатического давления на Россию эту резолюцию удалось провести. Однако боевые действия в Восточной Гуте не прекратились: ее продолжают бомбить, хотя, кажется, и чуть менее интенсивно, чем в течение всей прошлой недели.

Теперь Путин объявил о том, что будут созданы гуманитарные коридоры для выхода гражданских лиц из Восточной Гуты. Надо сказать, что эта стратегия не нова. Она направлена как раз на то, чтобы вывести с подвергаемой атаке территории мирных людей, после этого закончить дело с сопротивлением путем бомбардировок и, наконец, захватить ее. Это последовательность действий, которую мы наблюдали в Алеппо.

Понятно, что это не путь к прекращению конфликта, а просто-напросто путь к тому, чтобы все-таки довести Асада в этом конфликте до победного конца. Все на Западе это понимают. И поскольку этот план в действительности не предполагает реального прекращения военных действий, то сейчас следующий шаг за Западом, и прежде всего — за Соединенными Штатами. А Соединенные Штаты могут констатировать, что в действительности условия прекращения огня не выполняются. Если они придут к такой констатации, то тогда уже возникнет вопрос, что они могут сделать.

Сейчас этим вопросом задаваться бессмысленно, потому что они еще не констатировали, что условия прекращения огня не соблюдаются. Но какие-то дипломатические движения в этом направлении уже происходят: с этим связана активизация усилий в Лодоне, направленных на то, чтобы оказать давление на Россию. Какие практические формы примут эти усилия, сейчас трудно сказать.

Вообще говоря, Запад не очень активно сейчас вмешивается в ситуацию в Сирии, поскольку никто не хочет так же, как Россия, втягиваться в эту войну. Но понятно, что если ты не втягиваешься в эту войну, ты оставляешь другую сторону победителем на поле боя. Поэтому вопрос о дальнейших действиях Запада остается открытым. Если никаких действий не будет предпринято, то, вероятно, Асад действительно сможет захватить Восточную Гуту в обозримом будущем.

А с российскими действиями все совершенно ясно. Создать эти гуманитарные коридоры на несколько часов в день, в остальное время позволить Асаду бомбить — и таким образом подготовить условия для сухопутной атаки и полного захвата Восточной Гуты. Тут стратегия совершенно прозрачна, и она просто не может устраивать Запад по своему содержанию. Однако как далеко Запад пойдет для того, чтобы это предотвратить, мы не знаем. Возможно, он никуда не пойдет», — сказал Григорий Голосов.

Добавил: Alterexit Дата: 2018-02-27 Раздел: Геополитический контекст