Журнал «ALTEREXIT»: идеология, политика, экономика, культура
Меню

Город нельзя загнать в рамки статического развития

Средневековый город

Если мы посмотрим на город в исторической перспективе, то здания похожи на волны – быстро появляются и быстро исчезают. В конце XIX века Нью-Йорк был похож на центр нынешнего Львова, но сейчас Манхеттен совершенно другой. Однако сохранилась базовая вещь – планировка улиц.

Уже в античности существовала регулярная планировка. В середине первого тысячелетия распалась Римская империя, многие города Западной Европы сильно уменьшились. Раннее Средневековье – это не городская культура. Были города, население которых сократилось до нескольких десятков человек. До XIV-XV веков города развивались медленно.

АнтичностьВенгрия, Буда, 15 век.

Средневековый город – это нерегулярная хаотичная сеть узких улиц и центральная площадь с собором, ратушей и рынком. Есть города, где не сохранилась архитектура, но сохранилась средневековая планировка. Например, немецкие города. Там постройки датируются XVII-XVIII веками. Также средневековая планировка сохранилась в центре Москвы, хотя не осталось ни одного здания того периода. Все остальные города Российской империи были перепланированы в 18-19 веках. Были перепланированы и города Австрийской империи, в том числе и Львов.

Новый барочный город

В XV веке появилось новое представление о городе. В период раннего Ренессанса в центре Генуи местная элита проложила прямую регулярную улицу. Для того времени это был уникальный проект, сохранились тексты о том, что это была большая широкая улица, где было видно небо. По нашим меркам она была не настолько велика, но это все равно показывает новое отношение к улицам. На много веков сохранилась постановка фасадов по красным линиям, регулярная прямая ось улицы, единая линия карнизов и парадных фасадов.

В период Ренессанса было написано много трактатов, из которых сложилась идея регулярного города. Например, конструкция Рима по плану Папы Сикста V. Идея была в том, что прямые улицы связывают основные римские святыни и места для паломничества. В этот момент улица начала определяться как общественное пространство, в котором люди общаются друг с другом и представляют себя окружающим. Сформировались основные приемы того, что станет барочным городом.

Барокко в градостроительстве прожило до начала ХХ века, но и сейчас мы видим, что оно возвращается в современные города. Основные признаки барочного города: главные оси и регулярная сеть кварталов, главные площади (барочный город – очень театральный, это спектакль из раскрывающихся перед ним панорам). Там есть широкие площади и более узкие улицы. Здания украшаются колоннадой, что создает оптическую иллюзию – кажется, что они больше.

Также барочный примем – это трехлучие, когда ставится какой-то знаковый объект и дороги сходятся на нем. Объект становится сакральным. Этот прием был применен в Версале, где дороги сходились на окне спальни Людовика ХІV. Спальня Короля-Солнца – главное место во Франции.

Для барочных городов еще важны пропорции улиц – соотношение длины улицы к высоте здания. Чаще всего встречается один к одному. Линия карнизов создает квадратное пространство в разрезе.

Все эти принципы сначала были сформулированы в утопических проектах. Много архитекторов рисовали проекты идеальных городов. Да Винчи вообще придумал инженерные системы и подземные тоннели. Он предложил разделить пешеходную и проезжую зоны, перенести все коммуникации под землю. Это было реализовано много веков спустя.

Чикаго, XIX векЧикаго, XIX век.

На развитие барочного градостроительства повлияли технологии. Развитие артиллерии и укрепление бастионов позволили расширять города. На границе государства можно было построить укрепленные пункты, а сами города уже не нуждались в стенах. После промышленной революции процесс роста городов стал еще быстрее. Мой любимый пример – Чикаго. 1720 год – деревня из 15 человек, спустя меньше, чем полвека – 55 тысяч человек, конец ХІХ века – город с населением полтора миллиона. Это огромная застройка территорий.

Многие города перестраивались в барочную структуру. В Российской империи Екатерина ІІ начала проект по переделыванию всех городов. Было сделано около 500 проектов и реализованы почти все.

Происходила перестройка Парижа. Были пробиты прямые бульвары и сделаны большие площади. С одной из самых известных улиц в мире – Елисейских полей – срисовано огромное количество улиц и бульваров. Крещатик близок к пропорциям этой улицы. Здесь уже было очень важным озеленение, были разработаны технологии посадки больших деревьев.

Париж – единственный город, где много треугольных кварталов. Перемещаться по этим улицам очень сложно, потому что логики в этой сетке нет. С другой стороны, есть понятная система бульваров, к которым подведены эти улицы.

Перестройкой Парижа занимался барон Осман, и эта история связана со скандалами по поводу спекуляций землей. Он выкупал участки там, где прокладывались бульвары, дороже рыночной стоимости. Его обвинили в том, что он своим родственникам и знакомым заранее сообщал, где будут прокладываться бульвары, они скупали эти земли, а потом казна выкупала их дороже. Были судебные процессы, но ничего не доказали. Почти во всех градостроительных проектах в разных странах можно найти какие-то спекуляции и подозрения в них. То же самое было при строительстве Вашингтона, когда люди, связанные с правительством США, скупили земли заранее.

В Барселоне был один из красивейших генпланов. Был объявлен архитектурный конкурс, в котором участвовал главный архитектор города Антонио Ровира и Ильдефонс Седра, который был членом правления Ассоциации инженеров в Испании. Выиграл главный архитектор. Он нарисовал барочный генплан с главными осями, полярными площадями, дворцами правительства. Потом его отослали на согласование в Мадрид. Там сказали: «Вы с ума сошли? Хотите сделать Барселону более парадной, чем Мадрид?». Седра был членом правления Ассоциации инженеров, которая была влиятельной при дворе. Видимо, он сумел договориться, чтобы утвердили именно его генплан. В Барселоне расстроились, но пришлось его реализовывать.

Париж, XVII век

Париж, XVII век.

Седра занимался строительством мостов и дорог. Это генплан, в котором проработано много деталей – профили улиц, линии для общественного транспорта, инженерные сети, освещение. Это 1836 год. Он хотел, чтобы квартальные блоки не застраивались со всех сторон, а только с двух. Внутри образовывались общие дворы. Ни один проект, особенно в длинной перспективе, не реализуется так, как он был задуман. Никаких двусторонних застроек кварталов не получилось. Владельцы земли продавали свои участки, дробили их.

Американские города застраивали строже. Там не мучились – рисовали сетки разной размерности. Эти сетки очень маленькие. Барочная планировка предполагает частый шаг улиц и маленькие кварталы. Нью-Йоркский квартал имеет размер 60 на 120 метров. Например, кварталы Берлина бывают в 2 раза больше.

Идеальные города и модернизм

В XIX веке возникло много теоретических трудов. По количеству новых идей этот период сравним с Ренессансом. Тогда происходило переосмысление того, как люди живут, какая архитектура, какая роль государства, как должен быть устроен город.

Город-сад – город, в котором человек живет в гармонии с природой. Эбенизер Говард предложил систему компактных городов, порядка 20 тысяч человек. Там должна быть небольшая промышленность и сельскохозяйственные угодья. Лечворт – один из городов, который был построен, не очень удачный проект. У него оказался слишком маленький потенциал, там невыгодно размещать промышленность, потому что нельзя найти кадры. Теперь он как-то живет в качестве спального пригорода Лондона.

Возникла идея зонирования. Архитекторы предложили разделить промышленную зону от жилой, от центра. Тогда формируются конструктивизм, функционализм. Архитекторы работают над созданием дешевого жилья для рабочих, новых планировочных структур.

Лечворт

Лечворт

В Советском Союзе к «хрущевкам» было негативное отношение, но это был великий социальный проект. Сталинская индустриализация – это большой террор, полное пренебрежение человеческими потребностями. Строительство заводов для развития, в первую очередь, обороны привело к тому, что жилье строили во вторую очередь. В 50-е годы в Москве на одного человека приходилось 4 кв. м жилья. В некоторых регионах этот показатель был 2-2,5 кв. м. При Сталине все жилье принадлежало НКВД, и это был инструмент по управлению людьми. Любой квадратный метр человек получал от НКВД и становился подконтрольным этой структуре. Сознательно не строились маленькие квартиры, из которых делались коммуналки. Это позволяло увеличить количество доносов. Хрущев полностью развернул политику Советского Союза, объявляя лозунг «Каждой семье по квартире». Я не знаю статистику по Украине, но в России к концу 60-х годов цель обеспечения людей жильем была достигнута.

Самая яркая фигура ХХ века – Ле Корбюзье, который придумал концепцию сияющего города. На этой идее основаны большинство микрорайонов, которые строились в Советском Союзе и Западной Европе после Второй мировой войны. Идея лучезарного города состояла в том, чтобы отказаться от квартальной планировки, сетки улиц. Дома должны быть высокими башнями, которые стоят среди парков. Здания он хотел поставить на ножки, чтобы под ними можно было проходить. Небоскребы – чтобы обеспечить большую плотность, чтобы жилье было доступным. Города должны были быть без улиц, для машин – строиться верхние магистрали, пешеходные потоки должны быть отделены от автомобильных.

Набережные Челны и Тольятти – это примеры городов, которые почти полностью реализованы на принципах сияющего города. Они оказались неудобными для жизни. В Набережных Челнах сделана сетка больших магистральных улиц, между которыми построены жилые массивы. Каждый адрес звучит примерно так: жилой массив №8, дом 2, квартира 5. Проект оказался неудачным, там возникли молодежные банды, которые встречались у перекрестков и дрались.

Архитектурно этот период оказал огромное влияние на то, что происходит сейчас. Но все, что касается отказа от улиц, то от этого в XXI веке отошли. В градостроительстве модернизм – это перевернутая страница.

Артур Перри и Томас Андерс создали концепцию полноценных микрорайонов. Это американские микрорайоны, не такие, как наши, но в целом похожи. Есть улицы по периметру, по которым ездят машины. Внутренняя часть – пешеходная. Там есть школа, церковь, магазин. Это замкнутые единицы, из которых состоит город. Это все было сформулировано до Второй мировой войны, но тогда были реализованы небольшие проекты. Масштабное строительство стало возможным после войны, когда многие города были разрушены. На основе этих принципов строились жилые массивы в Западной и Восточной Европе, Америке, Советском Союзе.

Во второй половине ХХ века приходит осознание, что в системе микрорайонов оказалось масса недостатков. Джейн Джейкобс – одна из величайших теоретиков урбанизма 20 века, хотя она была журналисткой – написала книгу «Смерть и жизнь великого американского города». Она настойчиво заявляет, что город – это, прежде всего, люди. Улицы с домами, парки – это место взаимодействия людей, которое исчезает в лучезарном городе. Среди этих башен и зелени это взаимодействие строится по-другому, и огромные зеленые пространства становятся опасными. Она говорит про развитие общественных пространств, про то, что районы города должны эволюционировать. Район сам себя улучшает за счет развития отношений между людьми. Потом приходит проектировщик, все сносит и строит новые башни, считая, что это прекрасный социальный проект, но он разрушает сообщества и социальную культуру города.

Многие большие микрорайоны претерпели крах. Прюит-Игоу (Pruitt-Igoe) – район в Сент-Луисе, который получил кучу архитектурных премий, там были продуманы социальные функции. Туда заселились разные люди, но очень быстро люди с высоким доходом оттуда съехали. Там осталось только бедное население, в основном афро-американцы, и резко ухудшилась криминальная обстановка. Район пришлось снести и полностью перестроить.

К концу XX века градостроители пришли к выводу, что проектировщики идеальных городов воспринимали город как статическую систему, что ее можно один раз построить, и дальше она будет в таком же виде существовать. Сияющий город – это идеальный город, который не может развиваться. Сейчас теория пришла к тому, что город – это открытая эволюционирующая сложная система, и мы не можем сделать генплан, который полностью реализуем. У города есть собственные тенденции развития. Любой градостроительный план должен быть гибким. Мы должны видеть, как что реализуется, и корректировать план.

Что касается планировочной структуры, то современный подход к планированию ближе всего к барочному. Современный подход к планировке города – это непрерывная сеть улиц, среди которой по-разному распределяются функции (есть жилые районы, офисные центры, зоны отдыха).

Появляется постмодернистская архитектура. Это течение, которое говорит нам, что нужно вернуть исторические стили. Это тупиковая ветвь, но, с другой стороны, она оказала влияние на архитектуру. Люди вспомнили об исторической планировке. От следования историческим стилям отказались, но следование исторической планировке оказалось очень удобным.

Источник: Platfor.ma

Добавил: Alterexit Дата: 2015-09-01 Раздел: Городa smart