Журнал «ALTEREXIT»: идеология, политика, экономика, культура
Меню

Украина как объективизирующееся государство

Дарованная Украине в 1991 году независимость сыграла с людьми злую шутку.

Во-первых, оказалось, что государство никому, кроме бюрократии и ограниченного числа бизнесменов, известных как олигархи, не нужно. И то если мы говорим о государстве, то имеем в виду специфическую систему политического и экономического господства, при котором на первое место выходят практика спекулятивного перераспределения финансовых, технологических и электоральных ресурсов, но не политическое управление как таковое.

Государство Януковича

В результате – развитие общества и псевдогосударства по совершенно разным траекториям. Общество не было самоорганизовано, а механизмы социальной, политической и гражданской мобилизации до поры до времени находились в зачаточном состоянии.

Людям, искусственно оторванных от политической реальности, оставалось лишь рефлекторно реагировать на происходящие в стране события. Причем в том объеме, в котором государство позволило им это делать.

Прорыв, конечно, произошел в 2004 году, когда социетальные зачатки среднего класса тихо взбунтовались и вышли на улицу, защищая свое право иметь хоть какие-то права. А также реальные правовые механизмы отстаивать свои требования, не пребывая в рабской зависимости перед всемогущим политическим классом.

Государство, в свою очередь, ограничилось административно-бюрократическим функционалом, откинув саму возможность политизации собственных институтов. Как следствие, — функционирование исключительно на распределяющем ресурсе, где коммерческий интерес отдельных бюрократов превышает требования общественной самоорганизации. Политика в таких условиях становится всего лишь одной из разновидностей маркетинговой стратегии, применяемой различными компаниями (в нашем случае – ВПГ, лоббистскими структурами, партиями и пр.) для достижения политического, а точнее говоря, экономического господства.

Здесь права человека – лишний элемент, разрывающий правовой водораздел между тогда еще слабым обществом и сильным государством. Во-вторых, международное признание в 1991-1992 годах не привело к эффекту легитимизации государства как такового. И дело даже не в том, что его политико-юридические контуры менялись в зависимости от очередных парламентских/президентских выборов, подстраиваясь под индивидуальные конституционалистские требования очередного правителя. Дело в отсутствии государства как фундаментального политического института. Чтобы иметь с кем-либо дело, нужно понимать, с кем ты общаешься, а тем более ведешь переговоры. Ты отстаиваешь свои интересы, ведешь переговоры, подписываешь договора, самостоятельно принимаешь решения. Не способен – поручи другому или пусть за тебя поручатся. Например, за счет передачи прав собственности или доверенности на ведении тех или иных дел.

Так происходит на индивидуальном, людском уровне. На уровне государств подобный процесс, в принципе, аналогичный. Только в этом случае передаются суверенные права. Частично и в рамках общего интереса, как это видно на примере ЕС или полностью, без права иметь решающего голоса, полностью подчиняясь доминиону или «старшему брату». Как на примере Таможенного Союза.

А что же мы наблюдаем на примере Украины? За нас приняли решение о независимости, — если бы не московский путч августа 1991-го, то никто б о той независимости и не вспомнил бы. С какой поспешностью далее принимались документы о провозглашении суверенных прав, — по-иному сей процесс и не назовешь, - с какой правовой небрежностью и без оглядки на свои интересы, можно спорить долго.

Подозреваем, что дискуссия ни к чему не приведет. Единственное, что ясно, это то, что после международного признания не произошла легитимация на политическом уровне. Нас освободили от ядерного оружия, заставили вступить в ОБСЕ, навязали конституционный процесс, подтолкнули к либерализации налогового и бизнес законодательства и, наконец, принудили к политизации избирательного процесса. Ведь только в 1998 году был принят закон о смешанной избирательной системе. Хорошо, что еще как-то его провели –и в 1998, и 2002 годах.

Что же выходит? Де-факто Украина не вела сама переговоров, за нее договаривались, ее обсуждали, делили, за нее решили и перетягивали. Как канат – то на Запад, то на Восток. Украина от своего имени никогда не выступала. И даже не пыталась. Помаранчевая революция по большому счету ничего в этом отношении не изменила. Да, мы переродились в граждан. Да, мы поняли, что у нас есть права и их, даже украинской всемогущей бюрократии, не так уж просто отнять.

Правда, мы регулярно торгуем своими правами и свободой, особенно во время избирательных кампаний. Что ж поделаешь, если мы живем в системе купли-продажи административными и бюрократическими активами? Тут уж либо принимаешь общие правила игры, — скажем, покупаешь нужную должность, капитализируешь ее, отдаешь «нужным людям» процент, а потом продаешь другим «нужным людям», — либо маргинализируешься, выживая как все, в общей очереди на нищенское существование. Но «извне» ничего не поменялось. Украину продолжали перетягивать в разные стороны, а сама Украина, хотя и заявила о своем четком проевропейском курсе, однако самого европейского курса не выбрала. Не проведена судебная реформа и реформа силовых структур. Не созданы экономические условия для малого и среднего бизнеса. Структура бюджетного управления как была сверхцивилизованной, с упором на поддержку «социально незащищенных слоев населения», так и осталась.

Больше того, идеологизация избирательного процесса, когда были введены выборы сугубо о партийным спискам, только усилила тенденцию к расколу страны. Разговоры о «западенцах» и «юго-востоке» в этом отношении – это в том числе своеобразная PR-акция, в ходе которой оформляются жесткие границы электоральных рынков, а значит и уровня влияния противостоящих друг другу внутренних групп влияния. Которые после каждых выборов взаимозаменяли друг друга.

Тем самым внутренний политический маятник продолжался равномерно раскачиваться, а на внешней рынке сохранялась полная двухполюсность, а на практике – тактический транзит украинской лодки от российского к европейскому берегу и обратно. Что же предпринял Янукович? Всего лишь завершил дело, начатое Оранжевой революцией. Именно благодаря его неистовой активности по разрушению мифа о европоцентризме Украинского государства, переформатированию псевдодемократии в диктатуру фашистского толка и монополизации всех административных и экономических ресурсов, граждане заговорили не только о защите своих прав, но и начали параллельно действующим «схемам» создавать свои политические, административные и экономические институты. Как и формировать собственную внешнюю политику.

Как ни странно, но надо сказать большое спасибо пока еще действующему президенту за то, что он запустил механизм самопреобразования Украины из объекта в субъект международного права. Другое дело, что рождающееся государство – это не псевдогосударство Януковича. Но это, как говорят, уже совершенно другая история…

Добавил: Alterexit Дата: 2014-01-30 Раздел: Идеи и дискурс