Журнал «ALTEREXIT»: идеология, политика, экономика, культура
Меню

Парижская атака: свидетельство о глубоком недуге

Смертельная атака против французского сатирического издания несет в себе риск ухудшения отношений между европейскими государствами и их мусульманскими гражданами. Стратегическая задача подобных атак состоит именно в том, чтобы посеять кризис, а также повлиять на французскую политику и привлечь больше джихадистов. Несмотря на то, что исламский экстремизм сам по себе явление внутри-мусульманского конфликта, подобные инциденты будут вовлекать немусульман, тем самым усугубляя ситуацию.

Трое исламских боевиков, используя мощные штурмовые винтовки, напали на парижский офис французского сатирического журнала Charlie Hebdo и убили 12 человек. Среди погибших редактор и художник-карикатурист Стефан Шарбоньер (Stephane Charbonnier), который был в хит-листе Аль-Каиды за «оскорбление пророка Мухаммеда», опубликованном в журнале Аравийского полуострова Inspire. Свидетель рассказал, что они слышали как нападавшие кричали: "Мы отомстили за Пророка Мухаммеда" и пели "Аллах велик" на арабском языке. Это третий подобный теракт в западной стране за последние менее чем три месяца. В Парижском инциденте участвовали лица, которые использовали сложное стрелковое оружие, имея при этом мало опыта.

Было ли это нападение делом рук целеустремленных джихадистов-одиночек/ группы, или лиц, связанных с международным организациями джихадистов, - в любом случае такие инциденты усиливают напряженные отношения между западным и мусульманским мирами. Это становится все более значимым в Европе, где в государствах происходит подъем правого национализма, а мусульманские общины уже давно проявляют недовольство. Цель джихадистов заключается в том, чтобы заставить западные государства усилить давление на мусульманские общины в контексте их нарратива о том, что Запад ведет войну с исламом и мусульманами.

В то время как западные государства прилагают большие усилия, чтобы показать, что конфликта цивилизаций не существует, правые силы расширяют подобную риторику, что усиливает страхи среди мусульман, который живут по всему миру. Что более важно, существует длительный конфликт ценностей, особенно это касается свободы выражения мнений, которой очень дорожат на Западе, но, которая, по мнению многих мусульман, является лицензией на святотатство. Хотя большинство мусульман не будет применять насилие в ответ на слова, в которых они видят богохульство, есть многие другие, кто будет это делать. В Пакистане закон о богохульстве был предметом больших дискуссий. Многие граждане Пакистана были убиты своими соотечественниками из-за высказываний или поведения, которые они считали оскорбительными. В корне этой проблемы лежит крайний дискомфорт, который могут испытывать многие мусульмане со свободой выражения, хотя эта установка не является универсальной. Личность пророка Мухаммеда очень чувствительна для мусульман, поскольку традиционный подход гласит, что он не может быть изображен графически, не говоря уже о сатирической манере.

В конечном счете, это внутри-мусульманская борьба за власть и контроль, завернутая в дискуссии о том, что значит быть мусульманином в современном мире и каковы границы, оправдывающие эти действия. Определение этих факторов является одним из инструментов, которые могут быть использованы, чтобы получить власть; выпады в адрес Запада и его интересов, призваны заставить его уйти из мусульманских земель или заставить его атаковать мусульман, а поведение джихадистов укладывается в такую логику. Этот вопрос подрывает усилия умеренных и прогрессивных мусульман для продвижения понимания свобод на основе исламского идеала.

Продолжающиеся внутри-мусульманские дебаты дают экстремистам достаточно идеологического и, как следствие, геополитического пространства для экспансии. Деятельность джихадистов намеренно нацелена на немусульман, особенно на Запад, в частности, в качестве средства для получения земли для мусульманских общин. Эта стратегия также истощает западный мир, поскольку гражданская война между мусульманами имеет своей целью заставить Запад бороться с угрозами безопасности, которые несут в том числе со стороны исламские боевики.

Тем не менее, западное участие в этой внутренней исламской дискуссии не поможет победить экстремизм или облегчить отношения между мусульманами и Западом. Конец джихада придет только тогда, когда мусульмане смогут победить своих внутренних радикалов на идеологическом поле боя.

Источник: Stratfor

Добавил: Alterexit Дата: 2015-01-11 Раздел: Идеи и дискурс