Журнал «ALTEREXIT»: идеология, политика, экономика, культура
Меню

Чем общество лучше власти?

Крики в микрофон старых политиков давно уступили клавишам всевозможных гаджетов и мобильных устройств. Выступать на площадях и говорить с народом неприятно и чревато негативными последствиями для офисной психики бывших лидеров общественного мнения. Посмотрите на пляжное рандеву Арахамии в Николаеве. Мне даже стало жалко этого самовлюбленного нарцисса. Он-то думал, что является воплощением доброты и мудрости народной, а оказалось — пустое место, не способное произнести даже пары слов без помощников, пиарщиков и райтеров. Больше того, он даже не способен даже оппонировать на вполне себе мягкие выпады окружающих его людей. Не приспособлен, да и не учился в куршевелях.

Зато выпускать видосики и рассказывать с ютуб-картинок о красивой будущей жизни — всегда пожалуйста. Или агитировать непонятно за что, но туманное счастливое красивое будущее. Без идеи, смысла и четких очевидных границ навязываемого представления. Что ж поделаешь, народу нравится сюр, бесперспективность и вечное нытье про свое убожество. И он, народ, за него голосует. Так рождаются симуляции страны, власти и политики. Убожество порождает убожество.

Арахамия общается с избирателямиА что старые политики? Ну их, благополучно отрывают от мягких кресел в Конче-Заспе и отправляют в Минск, изображать значимость всяких там ТКГ и других архиважных минских форматов. Дедушкам скучно, им нужно поговорить, попить чайку, дае понервничать. Опасно, конечно, когда в белорусском дворе коронавирус, российские боевики и настырные имперцы в роли упоротых дипломатов. Но скука, господа, скука! Останавливается сознание, превращаясь в машинальное воспроизведение самого себя и, наконец, наступает смерть. Как завещал Альбер Камю.

Так что, шановне панство, не зудите на нашего дорого Вовочку. Он знает, что делает. Сначала он угробил политические институты, изнасиловал конституционный суд, затем обнулил нормандский и минский форматы, а сегодня-завтра окончательно похоронит политику. Главное, чтобы обществу выйти из меланхоличного оцепенения. А то еще советскими обломками завалит. А мы — неожиданно для себя — проснемся в полузабытой малороссийской губернии. Доктор Ермак прописал.

Дьявол, которого вы знаете

Здоровая демократия, говорят специалисты, основывается на способности граждан обдумывать и поддерживать свои мнения, а также группировать обиды. Которые, естественно, перетекают в политические там, социальные, экономические и прочие требованиям. Словом, гражданин — это такая, постоянно рефлексирующая штука. Вот немного попротестовали, Банковая испугалась и отложила капитуляцию. Не отказалась, но отлоила. Придумывает новые формы, как бы протолкнуть того же Штайнмайера или под себя переписать конституцию.

Медведчук улетел в Крым на встречу с ПутинымНо мы, общество, привыкли к лобовому столкновению. Мы же от этих старых политиков ничем не отличаемся. Мы идем по одной политтехнологической колее и намерены укатать все асфальтоукладчиком народных ожиданий. А когда власть переходит к многострадальному «плану Б», то бишь нелобовому воплощению путинских чаяний, мы не замечаем ни слов, ни действий, ни планов. Мы вообще перестаем рефлексировать. Вот и Виктор Владимирович полетел на встречу со своим кумом договариваться о новом конституционном формате для Украины. А вы чего думали? Просто так, плавки в море постирать? Но мы молчим. Слепая вера.

И в чем проблема, спросите вы? Да в том-то и дело, что мы научились бить по клавишам, а вот проводить общественные и политические дискуссии — нет. Мы не привыкли формулировать смыслы. Слова обретают форму, но теряют свои значения. Сигнальная система работает в логике машинной моторики. «Здоровый» звук, яркая примитивная картинка для быдла, мы и выбираем полуобразованное нарциссцирующее быдло. До некотрых, правда, со временем доходит, что же такое дивное произошло. Только извините, выбирали на пять лет, а не на один год. Раньше думать надо.

Зато привыкли жить в онлайн-режиме. Фейсбук-посты, твиттеровая злоба, групповая и форумная гражданская война и в результате нулевой выхлоп. Ибо политика ушла с площадей, прочно воцарившись в интернет-пространстве.

Беда лишь в том, что такого рода «гражданская война» не приводит к переопределению государственности. Она лишь обостряет противоречия, цементируя их в непреодолимые границы между онлайн-сообществами, не способными коммуницировать между собой, Как это отразиться на предстоящих местных выборах мы не знаем. Ибо писать в ФБ можно одно, а говорить на улице совершенно другое. Социальные связи остаются важными, но... они вне политики и общественных требований.

Потому что логика такая: мы чего-то там думаем, но изменения пусть проводят «они», политики. Мы к ним никакого отношения не имеют. Пусть предлагают, а мы посмотрим.

Это называется торги, уважаемые, купля-продажа на уровне сел, поселков, городов, регионов и целой страны. Общество позиционирует себя как проституку, которую можно купить либо за детскую площадку, либо за телевизионный ролик про игру мужским половым органом на фортепиано. Потом не удивляйтесь, что ничего не случилось, а дети не устроены. Быдлу нужны хлеб и зрелища, гражданам — своя страна.

Как-то Джефф Хэнкок, профессор коммуникаций в Стэнфорде, обнаружил, что онлайн-присутствие «внутреннего мира» друзей, семьи и поклонников, которые следят за чьей-то деятельностью, заставляет формировать саморегулируемые «общины» со своими ценностями, устоями, пониманием истины, справедливости и миропорядка. А в украинском случае — это еще с групповым проектом сублимированной государственности. Накопилось, а реализовать не с кем.

Политическая шизофрения

Как ни странно, есть еще одна сторона описуемой проблемы - непубличная публичность. Ролики пишем, смотреть документалку предлагаем, ругаемся с дальнобойщиками и одновременно «закрываем» политический режим. Если после Майдана общество имело хоть какое-то представление, что творится на верхах, то сейчас сама власть укоренилась в картинках и в мультиках. Ну, не имеем представления, что там происходит. Как в ИГИЛ: казнь публична, фильмоустойчива, тогда как реальные процессы среди высших чиновников и политиков скрыты от людских глаз. Непроглядная тьма, окутавшая Украину. И нам, обществу, все равно. Не замечаем и видеть не хотим.

Слуги договариваются о народеПростой вопрос: а сколько в правящем классе групп влияния? Каковы их интересы? Как происходят переговоры и на какие размены идут? Бесполезно, остается только гадать и упражняться в экспертных мнениях. И выдвигать почти что фантастические гипотезы. Например: Зеленского отстранили от власти, произошел государственный переворот, страной управляет дуумвират Ермак-Аваков. А весь сумбур связан с классовой борьбой внутри элит. Попробуйте опровергнуть!

Племенное мышление постепенно вытесняет социальные установки. На индивидуальном уровне несоответствие между ценностными ожиданиями индивида и их ценностными реалиями приводит к к когнитивному диссонансу, в самой его классической версии, описанной Леоном Фестингером.

И действительно, политическая и социально-экономическая реальность вступает в конфликт с групповыми ожиданиями и представлениями. Первая возникает из-за того, что общество не способно повлиять на принятие конституционных решений, как с тем же Минском или Нормандией. А вторые не имеют своего будущего, ибо не сопряжены с господствующими институтами: нет механизмов даже символической канализациии. Поэтому власть занимается некрофилией, вытаскивая из своих шкафов скелеты подзабытых динозавров, тогда как общество справедливо полагает, что «они» решат и без него. Улица — так, на крайний случай, когда будут уничтожаться базовые представления об идеальном государстве и идеальной политике, когда совсем запретят мечтать о своих грезах.

Ценности оторваны от действий. Отсутствие альтернатив, в том числе интеллектуальных и мировоззренческих, компенсируется обычным принуждением к совершенно стандартному культу личности «первого». В телевизионном формате, но все же. Да, разочарованных много. Но у этих разочарованных нет ни воли, ни представления. Они, как мухи, сядут там, где им предложат. Они не способны создавать. Они привыкли разгребать, потреблять и верить в архаичное чудо. Марсиане прилетят и решат за них их проблемы. Без права на дискуссию, общественный компромисс и совместное понимание будущего.

Рационализировать такой политический режим и моральные установки нельзя. Украинское общество слишком большевистично. И слишком верующее. Здесь очень много бога. Все хотят быть праведными, умными, красивыми и справедливыми. Моральными, честными, порядочными и великими. Бесконечный свет мессианства без малейшей тени сомнения. Только вот… а как вы, господа хорошие, отличаете добро от зла? Где пролегает тень дьявола? Или все происходит по той же бульдозерной логике: если, делаю я, то это правильно, если кто-то другой, то он враг? Типа «кто не с нами, тот против нас»? Большевики.

Только уничтожить.

Добавил: Alterexit Дата: 2020-08-05 Раздел: Идеи и дискурс