Журнал «ALTEREXIT»: идеология, политика, экономика, культура
Меню

Как ковид-19 меняет наше понимание управление городом

Нынешняя пандемия COVID-19 — уникальный шанс ускорить внедрение смарт-технологий, пересмотреть принципы организации городского пространства и, в конечном счете, обновить инфраструктуру, которая была построена еще в 40-50-х годах.

Почему ковид-19 — это благо? По нескольким причинам.

Вспышки инфекционных болезней коренным образом меняли города. Магистратуры в Средние Века были вынуждены планировать и развивать городское хозяйство только ради того, чтобы сохранить население. Не ради народа, а для восстановления объемов налоговых платежей и привилегий знати. Так происходило и в более позднее время. Канализационная сеть Лондона построена после эпидемии холеры 1850-х годов, а современные стандарты вентиляции зданий приняли в 1918 году, когда от испанского гриппа умерло более 100 миллионов человек, в 9 раз больше, чем погибло на полях Первой мировой войны.

Смарт-города и коронавирус. Кто победит?COVID-19 в этом отношении ничем не отличается от холерных и чумных эпидемий. Смарт-сити, по большому счету, это лишь универсальная технология, которая при помощи аналитики данных призвана повысить устойчивость и эффективность управленческих процессов. А также она оказывает глубокое влияние на переосмысление базового понятия «городское пространство». Здесь кроется момент переоценки политической деятельности: дело не только в сборе налогов, создании условий проживания и в элементарном комфорте. Проблема в личной безопасности и инвестиций в социальное пространство. Раньше житель Утрехта, Гамбурга или Марселя был убежден, что проблемы третьего мира его не касаются. Но сейчас уже понятно, что без равномерного технологического развития любая минимальная экологическая катастрофа или локальная эпидемия способна обернуться глобальной бедой, в решении которой будут втянуты все — от местных депутатов до международных структур и транснациональных корпораций.

Подход «умный город» долгое время считался важнейшим инструментом демографической политики. По данным Департамента Организации Объединенных Наций по экономическим и социальным вопросам, более половины населения мира проживает в городах и поселках, и этот показатель вырастит до 66% к 2050 году. По мере того, как население городов увеличивается, возрастает и их экономическое влияние. Согласно прогнозам аналитического агентства McKinsey, к 2025 году на долю 600 крупнейших городов мира будет приходиться 60% мирового ВВП. Отдельные государства перестают быть стратегическими игроками.

Прогноз динамики роста городского населения. Данніе ООН на 2050 год

Развитие умных городов, например, Масдара в Абу-Даби или смарт-проекты в Саудовской Аравии, продемонстрировало снижение эксплуатационных расходов, сокращение потребления ресурсов и качественное улучшение предоставления услуг. Но многие сити, вследствие отсутствия масштабных ресурсов, предпочитали модернизировать существующую городскую инфраструктуру. Сегодня такой подход кажется не вполне выгодным, так как ориентирован на перспективу в 10-15, ну максимум 20 лет. Скорее всего, смарт-города придется возводить с нуля или «перелатывать» на новый лад все инфраструктурные комплексы. Стратегия, ориентированная на 50-75 лет вперед. Это означает, что политики перестанут быть зависимыми от текущих электоральных циклов. Независимые по отношению к ним обстоятельства свяжут их общими задачами. А значит, сама категория «политическое управление» спустя короткое время окажется исторически ущербной.

В 2025 нрду 600 крупнейших городов будут производить 60% мировой экономики

Нам придется восстанавливать экономику, заводить новые связи и выстраивать заново систему общественного здравоохранения. Диисциплинирующие подходы, оставшиеся со времен 30-летней войны, отмирают, как и последние атавизмы Средневековья. Парадокс, но мы возвращаемся к горизонтальной системе полисов, выстроенной уже по новым принципам. Без имперского контроля над пространствами, единовластия и религиозных практик «бегства от науки».

Универсализация данных

Для любого города или организации, которые предлагают идеи для «умного города», сбор данных и регулирование их использования являются основой, на которой держатся любые планы развития. Аналитика лежит в основе «умного планирования». Больше того, интеллектуальные датчики встраиваются в структуру зданий, помогая минимизировать затраты и максимизировать эффективность их эксплуатации. Но не только: представьте себе передачу данных по потреблению воды, электроэнергии и газа компаниям, предоставляющим соответствующие услуги. С вашего счета автоматически списываются коммунальные платежи, вам не нужны даже тратить время на поход в банк, а тем более в жилконтору. При наличии сбоя и аварийной ситуации сигнал поступает в аварийные службы, ремонтные работы проводятся фактически в онлайн-режиме.

Ставки на технологическое развитие городов

Оговоримся сразу: указанные выше инновации не работают, если не соблюдаются законы, в частности, право на частную собственность и неприкосновенность личной жизни. Естественно, в авторитарных системах смарт-технологии способствуют неправовому отслеживанию людей, сбору и использованию их данных без применения мер по обеспечению их соблюдения. Хотя некоторым правительствам было предоставлено больше возможностей для сбора и обработки персональных данных в целях борьбы с COVID-19 (например, Европейский совет по защите данных разработал руководящие указания по этому вопросу), тем не менее существуют временные ограничения на применение этих данных. Указываются также цели, для которых он они могут быть использованы.

В то же время существуют опасения, что многие западные страны отстают от Азиатско-Тихоокеанского региона и Ближнего Востока, где развитие умных городов поставлено на поток. Но необходимо понимать, что правовые ограничения в Европе гарантируют отсутствие широкомасштабных конфликтов, таких, какие сейчас наблюдаются в Уйгурском автономном округе в Китае и в Гонконге, который лишился своего политического статуса именно благодаря тотальному использованию технологий Big Data. Ввод полицейских и военных подразделений здесь играют больше силовую роль, чем демонстрация принадлежности бывшей английской колонии к коммунистической КНР. Не исключено, что если в азиатских странах с сомнительной демократической репутацией не будут введены четкие правила по объему полномочий власти, аналогичные гонконгскому конфликту ситуации будут возникать повсеместно. Особенно по мере роста благосостояния граждан: решение экономических проблем неизменно приводит к актуализации проблем политических.

Некоторые эксперты даже говорят о компромиссе между правами на неприкосновенность частной жизни и быстрым развитием новых технологий. Во многих западных структурах вводятся нормативы, которые усложняют и удорожают сбор данных, касающихся физических лиц, а также обработку данных, используемых для эксплуатации «умных городов». Что, в свою очередь, приводит к пересмотру правового статуса коммерческой и интеллектуальной собственности. Если умные города должны работать, особенно те, которые используют искусственный интеллект, им нужны наборы данных, которые являются точными и онлайн-современными. Кроме того, конкурирующие предприятия и платформы должны иметь доступы для запуска базовых проектов. И тут появляется проблема: как выстраивать горизонтальные связи, по сути, реанимировать полисную структуру западного мира в ситуации, когда управление смарт-данными требуют централизации? Что, безусловно, играет на руку тем же авторитарным политическим режимам. Как совместить смарт-централизацию с принципом полисистемности демократии? Четкого ответа на этот вопрос до сих пор не найдено.

Срочность реагирования на COVID-19 изменяет баланс между личной неприкосновенностью, общественным здоровьем и национальной (территориальной) безопасностью. Противодействие вирусу ускоряет практику частно-государственного партнерства, особеннос когда речь идет о безопасности контролируемой платформы с открытым исходным кодом. Правительства в данном случае играют ключевую роль в создании механизмов контроля, а также в обеспечении равных гражданских прав. Действительно, все граждане, независимо отих социального статуса и экономической ситуации, должны располагать одинаковыми инструментами получения выгоды от предоставляемых городом (властями) услуг.

Принятие изменений

Когда обработают данные по COVID-19, - а это случится только после окончания карантина, - смарт-технологии оптимизируют все аспекты городской жизни.

В некоторых городах, например, в Чикаго, анонимные данные сотовых телефонов используются для анализа схем поездок и отслеживания местоположения людей. Проще говоря, соблюдается социальная дистанция или нет. В Китае, Южной Корее и на Ближнем Востоке правительства пошли дальше, используя данные смартфонов для контроля контактов зараженных со здоровыми людьми. Правительство Южной Кореи запустило приложение «Проверка самочувствия», чтобы отслеживать иностранцев, установило тепловые датчики и дезинфицирующие средства в торговых центрах, что способствовало снижению темпов роста заболеваемости. А вот в России те же процедуры обернулись созданием модели смарт-контроля за политической и интернет-активностью. Поразительно, но при этом темпы инфицирования увеличились аж в 15 раз! Подчеркнем, что речь идет о крупных городах, где еще как-то соблюдается тамошний внеправовой режим «самоизоляции». Как обстоят дела в регионах — никто не знает. Что же касается Украины, то драконовских мер администрация Зеленского не принимала, технологических средств контроля и безопасности не вводила, хотя постепенное снятие ограничительных мер, безусловно, может привести к повторной волне заболевания, с более серьезными последствиями.

Как мир борется с коронавирусом

Успешное использование данных и отслеживание персональных устройств для обеспечения здравоохранения может также стать поворотным пунктом для более широкого внедрения технологий в сферу здравоохранения. Применение технологий для управления COVID-19 демонстрирует лишь небольшую картину возможных перспектив. Например, диагностика — отслеживание дыхания, частоты сердечных сокращений и температуры; персонализированное вмешательство для тысяч пациентов; оптимизация технических и финансовых ресурсов. Если говорить о долгосрочной перспективе, то речь идет о технологическом перевооружении больниц, перестройке системы госпитального управления, а также методологии подбора персонала. Меняется сущность и качество работы медицинской работников — с переорентацией в более технологическую, даже инженерную сферу.

Городская мобильность является еще одной областью, где преимущества подходов «умного города». В Новой Зеландии власти профинансировали расширение тротуаров и установку «всплывающих» велосипедных дорожек, чтобы люди без труда сохраняли социальную дистанцию; в Окленде, Калифорния, 90 километров дорог были закрыты для транспортных средств, чтобы люди больше двигались, а не создавали пробки на хайвеях.

Транспортные агентства переходят на использование смарт-данных о пассажирах для мониторинга соблюдения правил карантина. Очевидно, что карту городских маршрутов значительно изменят, впрочем, каки географию парковочных мест. Правда, позитивных изменений вряд ли стоит ожидать в ближайшем будущем: слишком много регуляций, юрисдикций и бюрократии. Но пересборку Системы мы, безусловно, понаблюдаем. Так что отсутствие институциональных реформ в определенном смысле также оказалось благом...

Колаборация

Битва с ковид-19 обернулась и методологическим коллапсом. Не исключено, что произойдет сдвиг мышления в сторону междисциплинарного подхода при принятии решений в управлении городским хозяйством. Межотраслевое сотрудничество и экспертная среда постепенно приобретут бюрократические рамки. Технологические, медицинские и автомобильные компании создадут совместные проекты; также вероятен сценарий рекорпоративизации, когда в одной структуре задействуют технологически емкие отрасли, научные центры и коммунальные службы. Межотраслевая интеграция станет тем двигателем, который переосмыслит наше понимание собственности и услуг, предоставляемых частным сектором. Это при том, что концепт «рабочее место» уже потерял критерий локального присутствия. Неважно, где ты работаешь, главное — производительность труда и социальная капитализация производимой продукции.

Бизнес «как обычно»

Проблемы, связанные с превращением старых городов в "умные", не изменились за последние несколько месяцев, но нет никаких сомнений в том, что ковид-19 заставил обществе переоценить подход к "обычному бизнесу". Городские районы становятся более автономными при принятии решений; растет понимание того, что данные и технологические инструменты необходимы для оптимизации всех аспектов городского управления. Нужно просто больше вкладывать в маленькие города и поселки, где провести технологическую революцию куда проще, чем в мегаполисах.

Что же касается мэрии / гордских советов, то они переживут свой кризис, отдавая управленческие функции районам и даже кварталам. Принятие стратегических решений — да, общих правил — да, экспертное сопровождение — обязательно. Возможно, даже останутся полномочия по работе с крупными, институциональными инвесторами. Все остальное, включая управленческий потенциал, перейдет на места, на уровень кварталов. Мир становится более дискретным и вместе с тем более глобальным по отношению к внешним угрозам. В этом суть ожидаемых перемен.

От смарт-гшородов к смарт-обществу

Таким образом, коронавирус, ка не парадоксально звучит, гуманизирует экономику, выдвигая на первое место решение сугубо личных, человеческих проблем и одновременно снижая важность корпоративных интересов. Крупные акторы все-таки препятствовали внедрению цифровых инструментов для более эффективного управления городами. Сейчас это уже не в моде, да и символического капитала не заработаешь. Вопрос лишь в том, кто и как моделирует оптимальное сотрудничество между бизнесом, наукой и коммунальными службами: инфраструктурное проектирование давно вышло за пределы дорог, мостов, чистых улиц и подачи горячей воды в жилые дома.

Добавил: Alterexit Дата: 2020-05-25 Раздел: Городa smart