Журнал «ALTEREXIT»: идеология, политика, экономика, культура
Меню

Слова без вещей

Слова материальны. Когда мы говорим, в нашем сознании возникает четкая картинка, представление, которое потом определяет наши действия. Да, часто одни и теже слова имеют параллельные значения. Больше того, взаимоисключающие смыслы. Что легко поясняется различным жизненным опытом, ценностями, социальным окружением, - другими внешними факторами, задающими тон личного повествования. Но люди тем и отличаются от животных, что они вынуждены договариваться об общих категориях. Ради выживания. Так возникает идеология и вместе с ним общество.

Но только не в Украине. "Моя твоя не понимай" на самом деле типичная ситуация, с которой мы сталкиваемся дома, на работе, с друзьями. Мы не способны практически договариваться. Дело не в языке, произнесенных словах. Проблема в том, что интерпретация произнесенного на столько персонифицирована, что она не оставляет даже малейшего шанса на поиск, а тем более защиту общих интересов. И эта неспособность договориться, различие в языке, обрушивает все благие начинания, которые неизменно ведут в ад.

Глобальная проблема состоит в том, что мы способны быть политически независимыми, но при этом остаемся семантическими рабами старой системы. Не имея осязаемой почвы, мы продолжаем жить в старой, привычной и комфортной для нас понятийной матрице. Со всеми чудовищными последствиями после каждых президентских и парламентских выборов.

Чего далеко забираться в чужой огород. Давайте обратимся к конкретным примерам и посмотрим, как работает навязанная семантика.

Номинации

Классический пример - Юго-Западная железная дорога, функционирующая в Киевском направлении. Простите, юго-западная — это географическое направление по отношению к чему? То есть Киев до сих пор считается «юго-западом» внешнего. Разумеется, речь идет о Москве. Что, за 30 лет нельзя было переименовать на Киевскую железную дорогу? Без всякой декоммунизации. Но с пониманием, что мы живем в другой стороне.

Юго-западная железная дорога

Но железнодорожники, видимо, иного мнения. Они гоняют эшелоны в Донецк и Луганск. Сеть путей выстроена таким образом, что попасть из одного областного центра в другой можно только через Киев. О взаимосвязи районных местечек вообще речи не идет. Они изолированы даже в рамках своего местонахождения. Отсюда, кстати, украинское понимание слова «локальный» - замкнутый, бедный, не имеющий ресурсов. Хотя на самом деле речь идет о границах ответственности. Неважно какой — материальной, моральной, правовой и т.д. Слишком узкое и материалистическое понимание действительности.

Советский народ

Или «советский народ». Что означает «советский»? По тем критериям, которые задавали учебники СССР, речь идет о сложившейся культуре, ценностях, традициях. Естественно, что мы можем долго дискутировать по поводу новомодного сейчас понятия «совок», но в конечном счете выходим на категорию «российский». Плюс идентичность, с чем действительно есть проблема. Потому что их на самом деле три: советская («ракеты бороздят космическое пространство»), российская (пресловутый «русский мир», если хотите) и гибрид из -того и другого. Именно этот гибрид составляет преимущественное народонаселение Украины, которое вроде как бы отделилось от Москвы, но продолжает жить глубинными, подсознательными комплексами Белокаменной.

История

Продолжим тему идентичности, но уже в сугубо историческом контексте. Недавно разразился мини-скандал с выходом в ЛНР книжонки «История Луганской народной республики». То, что они свою историю откидывают на 100 тысячелетий назад и утверждают, что происходят от неандертальцев, оставим на совести их антропологической памяти. Пусть тешатся, лишь бы не стреляли. Нас волнует другое — целью этого опуса они считают детальное изложение всех событий после февраля 2014 года. Иначе говоря, история, впрочем, как и всегда служит идеологическим приемом соответствующего педагогического и гражданского воспитания. Приемлемо? Да, если уйти от трактовки «российско-украинская война».

История Луганской народной республики

Но вот когда мы говорим «История Украины», что имеется в виду? Если территория, то в каких границах? Первый президент Украины Леонид Кравчук фактически трактовал нашу страну как производную Злуки, то есть в границах 2018-2019 годов. Идея не прижилась, но замах был на Белгородщину и Кубань, расположенных в РФ. Кучму этот вопрос не интересовал, о Януковиче пару слов скажем ниже. Вот Ющенко и Порошенко находились, в принципе, в одной парадигме, понимая Украину как этнополитическую, этноправовую реальность в современных, международно признанных границах. Но это ведь совершенно другой концепт, с иными акцентами изложения. В свою очередь, для Зеленского «никакой разницы», хотя передача Института национальной памяти пророссийски настроенной команде говорит о попытке привить малороссийскую интерпретацию отечественной истории. Что также меняет парадигму изложения. Учебники снова перепишут.

Украина в границах 1918 года

Но тут есть еще один аспект проблемы — мы говорим о чьей истории? государства, этноса или той же территории? История ведь не может быть внесубъектной. Вышеупомянутый Янукович объявил о создании «другой страны», и его штандарт частично подхватил Зеленский, переписывающий историю государственности. Отсюда ведь выстраивается в целом модель политики и исторической политики, в частности.

Беда-то в том, что определиться мы не в со-стоянии. Идентичность провалена, а вместе с ней понимании нации и государства. Поэтому и маятник постоянно шатается от восточных к западным границам и обратно. Хотя речь должна идти об истории идентичности, учитывая, что независимость мы по-настоящему получили только в 2014 году. Политическую и ментальную независимость, чего не было ни в 17 веке, ни в 1917-1921 годах. Отсюда и выстраиваем модель истории ментальности, истории Украины.

Политика и идеология

А вот в этой области у нас абсолютный провал и мрак. Когда говорят «режим Порошенко» или «режим Януковича», на словах все верно. Действительно, режим — это система государственного управления, стиль и модель, которые возникают в результате исходных выборов. Но украинцы почему-то считают, что они меняют не столько режим, сколько власть в целом. И проект государственности заодно. Мы не выбираем. Мы каждый раз, каждые четыре года переучреждаем Украину. Поэтому не удивляйтесь бардаку, который возникает по ходу действия этого интересного процесса.

Переучреждение Украины

Что интересно, понятие «власть» ассоциируется и с человеком, и с государством как таковым. Получается, что мы продолжаем жить в российской политической матрице верховного правителя, и никак не можем избавиться от монархического проклятия. Помните первую пресс-конференцию Зеленского: он очень удивлялся, что нельзя просто так арестовать «коррупционеров». Оказывается, есть еще следствие, прокуратура и даже суды с адвокатами. Нельзя ради своего желания упрятать человека за решетку. Даже если считаешь его последней мразью. Получается, что со скрипом, вкривь и вкось, но система работает по другому.Плохо, с косяками, но все же остается "в рамках допустимого".

Но нам так хочется Сталина!

Язык Донбасса

Народ ДонбассаЧитая украинские репортажи о Донбассе, мы читаем российскую прессу. Даже не аналогии, а именно прессу, со всеми оценками, смыслами и значениями. Разве что немножко отличаем акценты проговариваемого, и то ради самоуспокоения. Давайте пройдемся по нескольким номинациям, которые присутствуют во всех украинских сми, вне зависимости от того, пророссийские они или нет.

  1. Незаконная оккупация. Это что такое? Шановне панство, вот назовите мне законную оккупацию. Ну да, Эльзас и Лотарингия там, или Гляйвиц с Бельгией и Австрией. То, что касается нас самих, незаконно, а «чужие» прецеденты, — получается, законны. Это как ценности: чужие неприемлемы, свои религиозны. Тогда как любая оккупация незаконна по сути. Журналисты мыслят морально, а не политически и в правовом ключе. То ли не понимают, то ли образования не хватает. А, скорее всего, и то, и другое. Плюс оценочные суждения без малейшего намека на анализ. Никто не задается вопросом: почему? Что потом? СМИ живут сегодняшним днем, для них отсутствуют «вчера» и «завтра». Плюс абсрлютная персонификация политики, хотя последняя — тетка весьма вредная и в общем-то достаточно безразлично смотрящая на происходящее вокруг.
  2. Народ Донбасса. Песня, звучащая в унисон шедевру «мудрый украинский народ». Господа, нет ни того, ни другого. Первого — вследствие изысков российской пропаганды, второго — из-за оглушительной зачатности в собственной правоте. Вот когда станете гражданами и будете понимать, за кого голосуете, тогда сможете называть себя и «народом», и «нацией», и еще кем захотите. А пока что общественное мнение формируется через искусственную регионализацию украинцев. По той же методологии, которую предложил штаб Януковича еще в 2004 году. Только блюдо подается более острым и без всяких кулинарных украшений.
  3. Сепаратисты. Ну нет в Украине сепаратистов. Тем более донецких и луганских. Есть оккупационные администрации, сформированные россиянами, а также коллаборанты. Полицаи и чиновники во Второй мировой войне — это тоже сепаратисты? Нет, конечно, Это люди, которые по своей доброй воле перешли на сторону врага. И служили им из лучших побуждений. Все, вопрос закрыт. Что касается оккупационных администраций, ну так это реалии любой войны. Иначе говоря, СМИ, употребляющие термин «сепаратисты», вольно или осознанно, отрицают факт российской агрессии, российско-украинской войны. Поэтому используют более нейтральные слова, чтобы «смягчить» реальность событий. Отсюда, кстати, вытекает еще более абсурдное словосочетание - «конфликт на Донбассе». Ну да, конфликт, с задействованием регулярных военных подразделений с обоих сторон. Впрочем, мы иногда не желаем знать то, что видим.

Украинский политический слог оторван от вещей. Политика вынесена за скобки государственных институтов. Ее существование морально, этично, но абсолютно нерелевантно праву и тем более человеку. Политический выбор — это выбор одежды, пиара, подачи информации, но никак не идеологии и предполагаемых, то есть предлагаемых действий. Ценность вещи заключается в ее образе, форме, но никак не в содержании. Проще говоря, мы живем в симуляции и выбираем то, что предлагает российская семантическая матрица, не пытаясь вырваться за ее пределы. Приговор. В его истинном, кафковском смысле.

Добавил: Alterexit Дата: 2020-05-21 Раздел: Идеи и дискурс