Журнал «ALTEREXIT»: идеология, политика, экономика, культура
Меню

Как коронавирус воссоздает национальные границы

Covid-19 блокирует открытые общества. Вот и границу между США и Канадой попросту закрыли. Это полный шок для американцев — никогда ранее правительство США не прибегало к таким мерам. Да, коронавирус стал врагом номером один для всего мира, однако закрыть кордон в тысячи километров невозможно физически. Спросите украинцев. Но мы должны констатировать сам факт удовлетворенности Вашингтона и Оттавы достигнутым соглашением. Чай, не российско-украинские отношения, так что массовых несанкционированных переходов точно не будет. Все сидят в своих домах.

Впрочем, напрашивается другой вывод: через 30 лет тотальной глобализации границы вновь обрастают барьерами. Конечно, границы всегда имели юридическое значение, но по мере интенсификации международной торговли они трансформировались в контрольно-пропускными пункты, а в некоторых случаях — в едва заметные маркеры географии ответственности национальных правительств. Принципы беспрепятственной международной торговли буквально стирали даже правовые различия, вводя совместные правила игры. Теперь же каждый, скорее всего, будет выбираться в одиночку, что означает только одно — пересогласовывать правила на новых условиях, с учетом территориальных различий и специфик. Общие интересы отодвигаются на театральные подмостки мировой геополитики.

Наиболее широкое принцип экономической открытости был реализован в Европе. По мере того, как старый континент оправлялся от Второй мировой войны, понятие «экономическая интеграция» вобрало в себя идею бегства от границ. Более того, любой барьер стирался по мере укрепления общеевропейского рынка.

В 1991 году был подписан Маастрихтский договор, институционализировавший идею открытых границ. Европейский Союз объединил четыре свободы: свободное перемещение товаров и капиталов, свобода производить и предоставлять услуги, а также свободное перемещение людей. Европа создала Шенгенскую зону, позволявшей гражданам перемещаться между нациями, в рамках нового институционального пространства. Нации продолжали существовать, национальные правительства никто не отменял, но в то же время разделение между ними если и происходило, то по совершенно другим маркерам, не связанных с межгосударственными противостояниями. Но в один миг произошла ценностная девальвация, национальные границы вновь стали барьерами.

Каждая нация несет ответственность за благосостояние своих граждан. Лидеры выбираются в соответствии с конституционной традицией и несут ответственность за проводимую ими политику. Правительства не ответственны перед избирателями, они обладают легитимностью и действуют в интересах всего общества. Другое дело, что эта легитимность со временем иссякает, что также вполне разумно. Политика зиждется на рациональности, а рациональность — на выборе возможностей.

Коронавирус в ЕвропеЕС же несет ответственность за управление текущее кризиса, демонстрируя, что его практические последствия не всегда совпадают с интересами отдельных сообществ. Проще говоря, принцип консенсуса под большим вопросом - немцы не будут действовать в интересах поляков, а поляки — в интересах мадьяр. Общие экономика и право не убили национальную идентичность, которая на примере все той же Восточной Европы приобретает все большее значение. Что не означает отмены другой очевидности: экономическое благополучие зависит от управления пандемией, а ключевые политические решения принимаются национальными государствами Не транснациональными институциями.

Сегодня Объединенная Европа мало что может сделать, кроме как предложить беспрецедентное разделение между гражданами страны. Болезнь распространяется через контакт с людьми, поэтому сведение к минимуму прямых контактов имеет важное значение. Но есть и другое измерение. Во время экономического кризиса, который последует за карантином, важно сохранение доступности к прежнему объему экономических правил и юридических норм. Каждое национальное правительство должно столкнуться с тем фактом, что европейские принципы на какое-то время пренебрегут национальными интересами.

Границы были заблокированы для защиты ресурсов и предотвращения передвижения зараженных. В некотором смысле последний императив, помимо свой средневековой обрамленности, имеет мало смысла. Почти в каждой стране есть пациенты с Covid-19; у некоторых их так много, что они уже сейчас парализуют национальные экономики. К тому времени, когда были введены контрольные меры, закрытие границ потеряло всякий смысл. Мир забыл чумные времена и не знает, как эффективно реагировать на пандемию. Что касается защиты ресурсов, то эта политика будет иметь свои негативные последствия.

Италия наиболее пострадала. Желание европейцев, особенно немцев, помочь этой стране было крайне о-граниченным запоздалым. Поскольку давление, оказанное Брюсселем, коснулось германских национальных интересов, поддержка через месяц стала более щедрой. Но «европейская идентичность» рухнула вместе с катастрофическим ростом числа умерших. И вряд ли консенсусные решения возвращаться в прежнее русло международного сотрудничества. Институты неэффективны. Они могут только обслуживать совместные интересы, но не работать на единство Европы.

Другой аспект проблемы состоит в том, что даже иллюзия экстремизма заставит отдельные нации действовать вопреки союзным обязательствам. Характер брака измеряется не хорошими временами, а временем жертвоприношения. Забытые боги сменят общую историю. Конечно, никто не возвратиться в глубокое средневековье или во времена Гоббса. Но ЕС придется пройти политический дефолт, а сей процесс может оказаться длительным и весьма тяжелым для всех.

А для Украины это означает только одно: никто не будет исходить из принципа политической или иной призрачной целесообразности. Соответствие нормам, ценностям и правилам — базовый критерий продвижения на Запад. Закрывать глаза на отсутствие права никто уже не собирается. С Киевом будут говорить очень жестко, если Банковая захочет вести диалог. Но тамошним обитателям, кажется, все равно: украинская элита слишком русифицирована и иррациональна, чтобы интегрировать страну в Европу.

Добавил: Alterexit Дата: 2020-04-02 Раздел: Геополитический контекст