Меню

Приближающийся римейк плановой экономики

После 50 лет господства капитализм свободного рынка столкнулся с серьезной проблемой.

Дело в том, что денежно-кредитная теория (ДКТ) фактически обещает вернуть экономическое планирование на новые идеологические рельсы. Не советские, естественно.

Все потому, что публичные услуги перестали быть просто отдельным бизнесом, а растущее социальное неравенство легко объясняется безудержным кредитным потреблением...

Наибольшее развитие ДКТ получила в Австралии, тогда как в США эта теория приобрела четкие электоральные контуры: кандидаты в преддверии президентских выборов 2020 года вынуждены оправдывать прогнозируемый экономический кризис, хотя последний, не смотря на все популистские страшили, если и маячит, то за пределами стабильного развития.

Проводниками новой экономической стратегии являются австралийцы Билл Митчелл и Стефани Келтон, а также Берни Сандерс, представляющий «левое крыло» Демократической партии США.

Борьба за доминирование

Свободный рыночный капитализм часто называют «неолиберализмом» - ради политкорректности, чтобы не обидеть «леваков». Но именно подобная система взглядов определяет логику действий как правых, так и правоцентристских партий. Сейчас это норма экономического поведения, установленная со времен Рональда Рейгана и Маргарет Тэтчер.

Маргарет Тетчер и Рональд Рейган

В начале 80-х Рейган провозгласил: «Правительство - это не решение наших проблем. Правительство - это проблема». Тем самым была окончательно легализована экономическая, социальная и политическая свободы. На персональном уровне. Общество было противопоставлено государству.

Маргарет Тэтчер, в свою очередь, закрепила свою легитимность бескомпромиссной декларацией: «Альтернативы нет!»

По сути, в основе модели свободного рынка лежит идея о малом правительстве, минимальном налогообложении и госрегулировании.

На протяжении десятилетий такой подход привел к:

  • Передачи в частные руки государственных функций и учреждений;
  • Отказу от прогрессивной налоговой политики в пользу снижения налоговых ставок для состоятельных людей (формирование так называемой «экономики просачивания»);
  • Переформатированию практически всех форм экономического регулирования — бюрократию объявили «врагом системы».

На политическом уровне это означало, что выборные представители должны быть ограничены в своих полномочиях по управлению и административному стимулированию экономики.

Соответствующую роль по развитию трансатлантических экономик передали центральным банкам, использующим в качестве базового инструмента «денежно-кредитную политику». Последняя за счет динамики процентных ставок должна определять характер потребления производимых товаров.

Был также сделан акцент на ограничении государственных расходов с целью достижения или поддержания профицита бюджета.

Дефицит был не просто нежелательным, но и безответственным решением.

В результате рынок перестал восприниматься сугубо внутренним, «национальным» делом. Капитализм перерос в глобальную стадию.

Соперник

ДКТ, с другой стороны, обвиняет неолиберализм в росте социального неравенства и в сокращении качества и объема основных услуг - как государственных, так и частных.

Безудержное потребление - причина наших бед?

Сторонники ДКТ утверждают, что нынешняя «избыточная потребительская одержимость» в лучшем случае ошибочна, а в худшем идеологична, так как ведет к обману, оправдывающему сокращение государственных расходов ради дофинансирования богатых.

Они утверждают, что правительства не должны бояться подталкивать экономику к дефициту, если этот дефицит помогает стимулировать дальнейший экономический рост.

По их словам, традиционная денежно-кредитная политика объективно эффективна в эпоху рекордно низких или, как в случае Японии, при отрицательных процентных ставках.

Они полагают, что демократические и экономические выгоды принесут еще одно преимущество, поскольку политики одновременно заинтересованы в разгоне и управлении экономикой. Однако отсутствие частной собственности приводит к монополизации практик госрегулирования, что мы и наблюдаем на постсоветском пространстве.

Также утверждается, что передача ответственности за экономические стимулы центральным банкам - пример вдохновленного неолибералами аутсорсинга.

Вместо этого требуется целый ряд мер стимулирования, в том числе больший акцент на то, что называется «фискальной» политикой - использование налоговых ставок в качестве рычага контроля.

А где идеология?

Основная критика ДКТ традиционными экономическими теоретиками заключается в том, что она основана на желании рассматривать экономику как «волшебный пудинг».

Они высмеивают ДКТ за призывы напечатать больше денег для финансирования необоснованно завышенных социальных программ.

Что такое неолибрализм?

По словам сторонников свободного рынка, дефицит средств для финансирования государственных расходов может привести только к гиперинфляции и риску перевести экономику в рецессию. Отсюда возникает необходимость расставлять приоритеты: профицит лучше, чем дефицит.

Другими словами, все государственные заимствования, которые расходуются на инфраструктуру или услуги, помогают создавать потребительский спрос и дальнейшие коммерческие возможности, которые затем стимулируют экономику в целом.

Напротив, если вы сократите расходы, чтобы обеспечить профицит бюджета, все, чего вы добьетесь, - искусственное ограничение дальнейшего экономического роста.

Профессор Митчелл, основоположник ДКТ, утверждает, что ограничение размера государственных стимулирующих расходов и, следовательно, любого дефицита должно определяться производственным потенциалом страны. Тем самым появляется шанс для более равномерного развития

Вторым ограничивающим фактором является инфляция. Как только запускается каток инфляции, правительство должно ограничить расходы и, следовательно, размер дефицита.

Он отвергает критику теории ДКТ как идеологическую и лицемерную. Проблема состоит в том, как контролировать банки, отпущенные на свободу Рейганом и Тетчер. Ведь именно банки с их кредитами, деривативами, завышенной ликвидностью производят несуществующий спрос на виртуальные услуги и товары, тем самым создавая «мыльные пузыри», которые затем лопаются.

И тут возникает пресловутая геополитика. Отказываться от неолиберализма, - по крайней мере, сейчас и публично, - не смогут даже самые популистские правительства. Они вынуждены следовать логике «свободного капитализма» вследствие тотальной зависимости от глобальных финансов. Но они же обязаны учитывать электоральные настроения, - иначе проиграют выборы. А выборы крутятся вокруг двух базовых пожеланий: меньше работать и больше получать.

Вот и главный выбор: либо свободный рынок и развитие, либо удовлетворение электорального, он же социальный, спроса. Компромисс?

Добавил: ALTEREXIT Дата: 2019-12-12 Раздел: Макроэкономика