Катманду: как город выходит из экологической катастрофы

Для тех, кто бывал в Катманду, "зеленый пояс" стал символом роста города: здесь учатся одновременно строить инфраструктуру и развивать публичные пространства.

К 80-м годам планомерное расширение дорог уничтожило большинство деревьев. Первыми исчезли тополя, затем были вырублены жакаранды, выстроившиеся вдоль улиц.

Катастрофа и ее последствия

Для местного населения действия городских властей оказались шокирующими: на протяжении многих лет эта полоса зелени давала Катманду некоторую передышку от излишней тесной и малокомфорнтой застройки.

Парки в Катмманду

Одним прекрасным жарким утром Катманду из «зеленого пояса» превратился в "пыльную чашу". Правда, так было не везде. Обсаженный деревьями Дарбар Марг и благоустроенный квартал Нараян Чаур сумели буквально восстать против муниципалитета и возродить Долину. Благодаря социальной сплоченности и деньгам — традиционно в этих районах живут небедные люди

По задумке второй половины 90-х, Катманду должен превратиться в серию связанных между собой водоемов, открытых пространств, растущих парков и участков городских лесов, а также в место, где предоставляются экосистемные услуги.

Экологическая катастрофа 80-х не преодолена до сих пор.

Дефицит зеленых пространств ежедневно сказывается на жизни горожан, у которых ограничено пространство для прогулок и других социальных мероприятий. Крайняя нехватка зелени - фактор, способствующий не только физиологическому, но и психологическому стрессу.

Растянутая, бесчувственная и бессистемная застройка в течение многих лет спровоцировала ежегодные наводнения и экстремальные температуры, что стало поистине великим откровением для жителей города.

По данным Всемирного экономического форума, доступ к зеленым открытым пространствам и ощущение социальной связи создают живые и динамичные города. Однако здесь открытые пространства давно стали объектом судебных разбирательств или даже запустения. Хотя люди находят возможность отдохнуть и снять стресс в кругу семьи и друзей.

Новые коридоры, протянувшиеся вдоль Багмати, Дхоби Кхола и других рек, сузили поймы, берега обсажены деревьями.

У парков много достоинств: выделение кислорода, заглушение шумового загрязнения, смягчение температуры. Добавим сюда выделение эфирных масел, таких, как фитонциды, которые способствуют физическому и психическому здоровью человека.

Управление последствиями

Осознание катастрофы пришло после землетрясения 2015 года. Возрождение началось с района Тундихель. исторической и культурной площади. Раньше здесь присягала армия, теперь ее переориентировали на «гражданские» нужды.

Как в Катманду преодолевают экологическую катастрофу

Читайте Alter Exit на Google News

Управление по развитию Катманду определило 887 открытых пространств в Долине: 488 участков в самом городе, 345 в Лалитпуре и 53 в Бхактапуре. Лишь 58% территорий оказались пригодными для общественной активности. Территории разбиты по размеру, услугам и функциям. Однако само по себе определение открытых пространств не может гарантировать их развитие, если среди населения не будет развито чувство собственности.

Поэтому мэрия предложила план по созданию 36 парков различных размеров. Пока эти планы ограничиваются картами, а их устойчивое управление под большим вопросом. Вопросы собственности отдельных участков до сих пор не выяснены, а потому неясно, как они будут коммерциализированы и кто ответит хотя бы за их рекультивацию.

Ка следствие, в середине возрожденных парков выросли пограничные стены, сюда попадают только обеспеченные люди. Для остальных людей возведены зеленые коридоры, чем-то напоминающие наши бульвары, и то потому, что необходимо связать разрозненные между собой районы и локации проживания.

Речные коридоры проектировались исключительно ради автомобильного движения. Да, они сейчас облагораживаются, но только из-за того, что население страдает от постоянных наводнений. Красочное цветение прошлой весной показывает, что это вполне реально.

Аналогичным образом, кольцевая дорога Катманду и основные дорожные сети объединяются зелеными насаждениями. На улицах появляется тень от деревьев, застройка приобретает более системный характер.

Проблема в одном: отсутствие достаточных пространств, которые можно переквалифицировать в «зеленые зоны». Кроме того, густонаселенные бедные районы, скажем прямо, не очень заинтересованы в решении экологических проблем. Им бы просто выжить.

Поэтому дело не только в собственности, но и в тотальной бедности. Хотя на экологию, бесспорно, нужны средства, особенно когда они есть в городском бюджете.