Меню

Несколько слов в защиту РПЦ

Хотелось бы все-таки сказать несколько слов в защиту УПЦ МП, а то и в целом РПЦ. После решения Константинопольского Патриархата о восстановлении собственной юрисдикции на территории Украины эти организации оказались в незавидном положении. Что дальше – вопрос, который в скором времени может обрушить всю российскую имперскую структуру. И на то есть свои причины.

Но начнем мы, наверное, с того факта, что впервые разговоры о воссоздании Московского патриархата, уничтоженного в 20-х годах прошлого века, начались летом-осенью 19 42 года, после крупнейших поражений советских войск под Харьковом, Киевом и в Крыму. Народ ринулся в подпольные молебни замаливать грехи и прося скорую победу. Некоторые, как сейчас сказали бы активисты, даже бегали с иконами вокруг Москвы, надеясь спасти таким образом советскую власть и любимого товарища Сталина.

Сам же вождь, окончивший в юности семинарию, в какой-то момент понял три вещи. Первая состояла в том, что религиозный дух, веру и обрядовость из этого народа не выбьешь. Пусть они лучше верят в Ленина, Сталина и партию, нежели в дедушку на небесах. Тем более что во время и после войны запускать новый маховик репрессий было не с руки, да и исход войны был на тот момент не очевиден. Поэтому в Кремле решили: церкви быть, но под соответствующим контролем партии и чекистов.

Второй момент – Сталин прекрасно видел, что, не взирая на репрессии, голодоморы, расстрелы, неформальные общественные практики, господствующие среди населения, все равно сильнее, чем образ жизни, навязываемый большевиками. Просто потому, что они складывались веками. К тому же если они будут формализованы в виде церковного подразделения «чрезвычайки», так легче контролировать и формировать общественные настроения.

Третий аспект заключался в том, что генералисимусу была нужна неформальная структура, через которую удобно лоббировать свои интересы и договариваться о границах компромисса с теми же союзниками, да и с Западом в целом. Общественного движения в СССР не было в принципе, да и доверия к нему за границей явно не прослеживалось. Вот на том и порешили: закрепить за новосозданным Московским патриархатом внешнеполитические вопросы, не входящие, грубо говоря, в сферу компетенции наркомата внешних дел.

Поэтому в апреле 1943 года именно под церковников создается Наркомат государственной безопасности, а уже в сентябре того же года – РПЦ МП, «куратором» которой назначают полковника госбезопасности Георгия Карпова. Последний вплоть до начала 60-х годов возглавлял 3-й отдел 5-го управления КГБ (церковь и секты). Именно этого человека, а не Сергия, следовало бы считать первым патриархом сталинской РПЦ, так как на его уровне принимались окончательные решения, а первые патриархи выполняли всего лишь декларативно-представительские функции.

Заметим: никто тогда и после не просил у Константинополя томоса или автокефалии. Никакого отношения эта структура к царской РПЦ не имела. Но она продолжала выполнять имперские функции, будучи alter ego официальной пропаганды. В этом смысле юридическая чистота отношений с Константинопольским патриархатом просто не предусматривалась – несоветское это дело. Важнее было перезапустить имперскую политику: в конце концов, церковь оказалась одним из двух институтов, цементирующим воедино старое имперское пространство. Второй – опричники - сначала в виде ЧК, потом НКВД, потом МГБ-КГБ – был перезапущен еще Лениным-Троцким. Сталин лишь завершил начатое в 1918 году дело, когда фактически была ликвидирована советская власть, провозглашенная коалицией большевиков, меньшевиков и эсеров.

Далее все просто. Собственность, связи, производство и торговля – МП постепенно превратилась в крупнейшую индустрию СССР, оставаясь в то же время органом государственной власти. И когда говорят, что церковь существовала отдельно, это неправда. Именно эта структура до сих пор формально и неформально остается структурным подразделением уже ФСБ. Никто ее юридический статус не менял. Заодно и конституирующей моделью постсоветской коррупции.

А теперь, собственно говоря, про Украину. Все помнят 1996 год, когда вместе с МП в Украине закрепился доминирующий статус русского православия. Да, УПЦ получила статус автономии, причем автономии управленческой. Но доходы продолжают оседать в Москве. Все остальное православие объявили незаконным и раскольническим, хотя если кто здесь раскольники, то РПЦ МП с их сугубо нецерковной, государственно-специфической юрисдикцией. Тем не менее, снова передача собственности, выпуск свечек, книжек, обряды, налоговые льготы, производство раскола – все это на их совести. Напомним, кстати, что термин «юго-восток Украины» - это детище их дискурса, со времен тех же киевских событий 1996 года. Только первоначально он означал «раскол» по религиозному, а не по всевдогеополитическому признаку.

А что же произошло теперь, после того, как Константинополь заявил, что территория Киевской митрополии (читай – Украина, Беларусь, Литва, Молдова, частично Польша) не передавалась Москве? А Украина получит автокефалию, тогда как РПЦ МП не располагает ни то что томосом, а вообще каким-либо документом, определяющим ее церковно-правовой статус?

Сначала у них отобрали статус государственной структуры. Как ни парадоксально, в том же 1996 году, когда УПЦ МП предоставили статус всего лице общественной организации, с особыми полномочиями, но все же. Далее, после начала новейшей российско-украинской войны в 2014 году, она потеряла и статус общественного контроля. Попытаемся ее понять: Сталин тогда хотел появление «Третьего Рима» вместо «Третьего Интернационала», а сейчас нужно защищать идеологию «русского мира» и демонстрировать «единство мирового православия». Этого требует Кремль и материнская структура. С другой стороны, местные церковники видят здесь, в Украине, что происходят в реальности. Часть из них идейно сформировалась в период независимости.  Естественно, что возник конфликт между долгом и совестью. Что и привело к расколу в самой УПЦ МП. Только открыто это ведь никто не признает. Поэтому единственный для них выход – уйти в автокефалию, хотя бы с той точки зрения, чтобы оставить за собой все, что за 70 лет нажито непосильным трудом. Абсолютно экономический расчет.

Проблема в РПЦ, требующей геополитической и идеологической преданности. Здесь также нужно понять: уход Украины – это разрушение мифа о «Третьем Риме», об «истинности» и «каноничности» московского патриархата, а вместе с ним – последнего института, воедино связывающего все прежнее российское имперское пространство. Как теперь объяснить, что Киев – это не Москва, Русь – это не Россия, а православие – это не московский патриархат? Они вынуждены драться, биться за каждый приход. Потому что неверующих в московское правлославие верянам не докажешь, что они должны им платить за свою веру. Без веры церковь не капитализируешь…

И последнее, о чем нужно сказать. У нас почему-то должность Варфоломея переводят как Вселенский патриарх, подразумевая главенство константинопольской "материнской" церкви. На самом деле он возглавляет Экуминистическую церковь, которая вследствие соей первородности может предоставлять томос и право на автокефалию. Но в Кремле, как и на Банковой, кажется, это не совсем понимают. Хотя московские товарищи добьются того, что Константинополь проведет реформу, в результате которой православие и католицизм окажутся разобщенными только по вопросу филиокве. Напомним, что как раз католическая церковь – это Вселенская церковь, но никак не православие, с ее прироритетом национального развития.

Но не будем мешать московитам разрушать самих себя...

Добавил: ALTEREXIT Дата: 2018-11-05 Раздел: Kulturpolitik