Меню

Трамп навязывает свои правила игры

Отношения между Соединенными Штатами и Россией за последние четыре года сильно ухудшались из-за украино-российской войны и аннексии Крыма. Во внешней политике Кремля четко прослеживаются военные и пропагандистские очертания «новой холодной войны». Кроме того, прямое участие Москвы в сирийской войне на стороне президента аль-Асада противопоставили российские интересы американским, что вылилось в бойне под Дейр-эз-Зором.

Трамп-и-Путин

Одной из причин того, что вмешательство произошло в разгар украинского кризиса, стало намерение РФ снизить эффективность изоляционистской политики Запада по отношению к кремлевским обитателям. Однако «незаменимость» Белокаменной потонула в засекреченных военных сводках. Независимые эксперты до сих пор не могут оценить реальные военные потери соседнего государства на украинском и сирийском фронтах.

Вмешательство Москвы в президентские выборы США в 2016 году создало политическое минное поле для президента Трампа: любая попытка встретиться с российским коллегой расценивается американским истеблишментом чуть ли не как национальное предательство. Хотя они неоднократно пересекались на маргиналиях международных саммитов, таких, как G20 в 2017 году, официальная двусторонняя встреча только планируется на 16 июля этого года. Три основные темы предстоящего разговора: Украина, Сирия и планы на энергетический сектор. Точнее, принуждение Москвы к снижению цен на нефть и увеличение объемов ее добычи, что также отразиться на стоимости «черного золота».

Недавний односторонний выход Соединенных Штатов из Совместного Всеобщего Плана действий (СВПД) по иранской ядерной сделке потребовал от крупных энергопроизводителей пересмотреть свои ближайшие планы, - шоковое решение Трампа спутало многие геополитические карты. В том числе и те, которые находились в Вашингтоне. Чтобы лишить Иран финансовых ресурсов, администрации США крайне необходимо сократить экспорт нефти из этой страны. Однако, поскольку Иран экспортирует 2,6 млн. баррелей в день, удержание мировых рынков в нынешней ситуации означает сохранение текущей ценовой динамики, то есть поддержку политического режима Тегерана. В виду приближающихся промежуточных выборов,  Трамп опасается, что цены на летний сезон негативно отразятся на поддержке кандидатов-республиканцев.

А тут еще нефтяная война между Россией и ОПЕК. Хотя Трамп и критиковал ОПЕК за «искусственное повышение цен на нефть», сотрудничество с другими крупными производителями является единственной возможностью держать цены под контролем при условии энергетической изоляции Ирана. Вот почему Штаты попросили Саудовскую Аравию и некоторых других производителей ОПЕК увеличить нефтедобычу на 1 млн. баррелей в сутки.

В интересах Эр-Рияда сохранить высокими цены на нефть, поскольку это гарантирует крайне необходимые доходы, так как саудиты пытаются перевести собственную экономику на хайтек- рельсы. И все же арабы прислушались к призывам своих партнеров и союзников. Во время июньской встречи в Вене, ОПЕК согласилась увеличить ежедневную нефтедобычу на требуемый миллион баррелей в день. Протесты России и Мексики были проигнорированы. Это означает, что нефтяной картель будет действовать независимо от позиции Москвы и Мехико. Таким образом, США убивает сразу два зайцы. Во-первых, геополитически обесценивает Иран и Россию на сирийском плацдарме, а, во-вторых, создает предпосылки американского доминирования на глобальном рынке СПГ.

Ожидается, что через несколько дней после подписания соглашения о расширении нефтедобычи министр энергетики США Рик Перри встретится с министром энергетики России Александром Новаком на Всемирной газовой конференции. Тогда Штаты обсудят сотрудничество в свете введенных против Ирана экспортных санкций. Москва всеми фибрами своей имперской души пытается наладить сотрудничество с Вашингтоном, доказывая незаменимую позицию России в мировых делах. А потому без тени сомнения предаст своих друзей из Тегерана. Разница между Трампом и Путиным состоит в том, что первый печется об экономических интересах своей страны, тогда как второму не мнется восстановить мифологическую «историческую справедливость» вопреки собственным политическим и экономическим интересам.

Более того, по мнению Кремля, возможное сотрудничество между двумя странами является хорошим знаком предстоящего саммита, запланированного на 16 июля в Хельсинки. Однако, судя по высказываниям советника по национальной безопасности Джона Болтона, персональная позиция Трампа далеко не совпадает с официальной политикой Белого дома. С точки зрения Кремля это парадокс, так как его обитатели так и не могут понять, что в мире работают политические институты, а не политические режимы, в частности, режимы личной власти. Координация в энергетической области в этом отношении может обернуться тотальным проигрышем Москвы в виду зависимости власти Путина от цены на сырьевые ресурсы.

США не связаны с Россией какими-либо фронтальными и тем более коррупционными обязательствами (в отличие от Европы и той же Украины), поэтому вряд ли у Путина есть антидот против американцев. Трамп ввиду активной деятельности независимого прокурора Мюллера не в том положении, чтобы вестись на шантаж, как в свое время «получилось» у Шредера и Макрона. Так что подготовка к саммиту в Хельсинки идет полным ходом. А там еще встреча Трампа с партнерами по НАТО, так что вряд ли у ВВП будет пространство для маневра. Хотя вряд ли Вашингтон выдвинет российскому диктатору ультиматум. Скорее, его свяжут по рукам и ногам другими, прежде всего экономическими и энергетическими обязательствами. Как в свое время поступили с СССР. Путин ведь очень хотел «советского величия».

Добавил: ALTEREXIT Дата: 2018-07-03 Раздел: Геополитический контекст