Меню

Ракетоносный Путин: как мир делить будем?

Путина на самом деле жалко. Столько приложено труда и нечеловеческих усилий – захват Крыма, война на Донбасса, бомбардирвки Алепо и химические атаки в Сирии, вмешательство в американские выборы и Brexit – все даром! Никто его, беднягу, не слушает. Даже ядерный шантаж и тот не проходит. Все по Станиславскому – не верю.

Путин выступление

Вопрос почему. Когда захватывали Крым, украинские власти и Запад промолчали. А кому нужно признавать, что в 21 веке взбесившейся маньяк угрожает ядерной войной в случае, если ему не отдадут полуостров? В Киеве власти еще не было, бедные европейцы и шокированные американцы были на столько ошарашены, что оклемались только после Боинга и Иловайска. В принципе, они еще полностью не все осознают – конфликт на Востоке Украины для них это все-таки гражданская война, одну из сторон в которой поддерживает Россия. Мы можем долго рассуждать, по каким правовым и политическим причинам Киев не признает войну войной, но вот Запад… проблема не только в лоббировании экономических интересов крупных игроков. Дело в идеологическом дефолте, произошедшем после 1991 года. И этот дефолт определяет логику действий всех игроков, втянутых в новейшую российско-украинскую войну.

Что было до начала перестройки? Мир после Ялты разделен на зоны влияния между США и СССР. Подчеркнем, речь идет именно о зонах влияния, а не имперских территориях, как это было до Первой мировой войны. Разделение происходило по нескольким критериям:

  • идеология – по линии либерализм-коммунизм, условно говоря – свободные и несвободные страны;
  • экономика – по линии рынок-план (точнее, советскую модель экономической системы следовало бы назвать абсолютный государственно-монополистический капитализм, но это уже другой вопрос), но без явных границ, зоны влияния не были четко определены. Конкуренция между двумя системами проходила по этому критерию: все прекрасно понимали, особенно с брежневских времен, что идеология – это ширма, а вот претензии на экономическое доминирование – «движок», который подтянет и другие страны под одну из стран-гегемонов;
  • ресурсы четко привязывались к зоне и политического, и экономического влияния. Однако они изымались, скорее, по причине несправедливого распределения труда и за счет создания внутриблоковых рынков, а также за счет кредитной привязки к США и СССР, соответственно, чем за вследствие прямой имперской гегемонии. Можно ли такую политику считать имперской? И да, и нет. Проблема в интерпретации того, что называлось «зона влияния".
  • Политика – определялась идеологической матрицей, по которой строились блоки и страны, в них входящие. Но это не была политика как политическое действие. Понятно, что выход за пределы идеологической парадигмы карался жестоко, особенно Советским Союзом. Но тем не менее решения принимались консенсусно с оглядкой на Кремль. Вот эту особенность Путин как раз не понимает, продавливая идеологему «русского мира», не взирая на уже самостоятельную историю сопредельных с Россией государств. Метод абсолютно гитлеровский, но также в духе «старой» Российской империи. Для него больше подходит фигура Ивана Грозного и Николая І, чем Сталина, который был несколько умнее Владимира Владимировича, не смотря на свою антигуманность. Но это так, к слову.

А что представляет собой сегодняшняя Россия без ядерного шантажа? Рынков нет, технологий нет, зон влияния нет, идеология «русского мира» протухла селедкой второго сорта, социальной парадигмы (построение нового общества все-таки не шутка!) тоже нет. Про ресурсы и экономику, застрявших в 20-х годах прошлого века, вообще грех говорить. Планета Шелезяка. Смазку поменяйте, господа кремлевцы. А потом, может быть, появится тема для разговора.

Теперь пара слов о новых геополитических реалиях. Почему США – гегемон? Даже не потому, что страна производит 22% мирового ВВВП. А вследствие структуры отношений с внешним миром. Возьмем даже логику геополитического противостояния 70-х годов. Экономика – два блока, два государства, вокруг концентрируются ресурсы: США-Китай. Политика – в контексте Ближнего Востока, Сирии, Балкан, Украины - США и Россия. Но… это не противостояние, а усмирение пьяницы, который украл ружье и начал палить с балкона. Правда, пьяница думает, что двор и соседние дома ему принадлежат. А соседи не знают, то ли его пристрелить, то ли закатать в санкционную смирительную рубашку. Пьяница продолжает палить, устроил несколько пожаров, а народ все думает, какие предпринять меры. Фарс – история, предупреждал Маркс, не повторяется. Только в голове больного.

Путин не понимает, что провал «русского мира» - в концепции этнической, культурной исключительности некоего «русского народа». Без общественной парадигмы и понятия «социальной справедливости». Да и время таких теорий прошло. Оно закончилось в 1968 году – после Чехословакии у «нас» и Чикагского восстания лета 1969 у них. Про Париж вообще молчим. Но сие Путину неведомо. Он не теоретик. Он мультипликатор-фантаст – очень любит фильмы про пьяные ракеты с ядерной боеголовкой.

Добавил: ALTEREXIT Дата: 2018-03-02 Раздел: Геополитический контекст