Меню

Валоративный дискурс самоорганизующихся систем

С точки зрения когнитивной лингвистики «СИНЕРГЕТИКА» является концептом, вбирающим в себя множество современных знаний о материальных и идеальных объектах, способных к самоорганизации. Вполне очевидна сложность структуры этого концепта: как минимум, он подчиняет себе другие концепты – НАУКА, СИСТЕМА, САМООРГАНИЗАЦИЯ. И в то же время он, как и всякий концепт, имеет стандартный, общепринятый состав: понятийную, ценностную (валоративную) и образно-перцептивную составляющие [Приходько 2013, с. 22-23]. Все эти составляющие рассматриваемого концепта взаимодействуют, обогащают друг друга и способствуют его многоплановости. Рассматриваемый концепт является одним из базовых в современной науке и культуре, поэтому изучение его структуры и наполнения являетсяактуальным. Явное или имплицитное подчинение им других значимых концептов приводит к стремлению сравнивать его структуру с иными структурами, поэтому актуальным также является сопоставление нашей работы с работами монографии, посвященными исследованию других базовых концептов.

синергетика

Дадим краткую характеристику смысла, который обычно вкладывают в термин «синергетика». Термин был предложен немецким физиком Германом Хакеном в 60-е годы ХХ столетия, он происходит от греческого συνέργεια, что значит «согласованное действие, сотрудничество». Этим термином обозначена наука, изучающая самоорганизацию различных систем (далее С-систем). Первоначально она исследовала самоорганизацию физико-химических явлений, затем Г. Хакен спроектировал наблюдения за самоорганизацией на природные (биологические) и социальные системы [Хакен 1991]. «Всеядность» синергетики обусловлена тем, что в природе и социуме имеется много самоорганизующихся объектов и явлений. Универсальность, эвристичность и интегрирующая роль синергетики заметно возрастает по мере совершенствования ее понятийного и инструментального аппарата.

Содержание понятийной составляющей концепта СИНЕРГЕТИКА приводится в каждой книге об этой науке. В частности, описано в глоссарии [Пихтовникова 2012; Синергетика … 2015, с. 319–325]. Система функционирует на основе самоорганизации, если она самостоятельно способна адекватно реагировать на внешние изменения и воздействия, изменяя самостоятельно свои параметры, структуру, функции и тем самым сохраняя себя. Ответ системы – не обязательно пассивный (самоадаптация), он может изменять ее положение и влиять на внешнюю среду.

С позиций синергетики основными факторами, способствующими созданию и саморазвитию системы, являются ее иерархичность, неравновесное состояние, а также свойстводиссипативности. Открытость системы выражается в ее диссипативности, т. е. способности обмениваться энергией, информацией с окружающей средой и внутри своей конструкции.

Неравновесное состояние системы также является необходимым условием самоорганизации и заключается в том, что малые изменения ее состояния (т. е. небольшие отклонения величин ее параметров) приводят к значительной трансформации ее устройства и поведения. Этот же феномен можно трактовать как свойство нелинейности развития: при линейном развитии малые изменения параметров системы вызывают незначительные отклонения в ее состоянии, происходит затухание возмущений; при нелинейном развитии малые изменения параметров вызывают большие отклонения.

Оппозиционные понятия устойчивость / неустойчивость самоорганизующейся системы (синонимы равновесного / неравновесного состояния) имеют свои критерии и могут быть уточнены в таких представлениях теории динамических систем, как принцип положительной и отрицательной обратной связи. Принцип отрицательной обратной связи – это общий принцип управления сложными системами. Его суть состоит в том, что любые отклонения системы от желательного идеального ее состояния формируют управляющее воздействие, направленное на достижение идеального состояния. На каждом шагу данного процесса анализируется результат (близко – далеко, хуже – лучше), и следующий шаг для улучшения результата выбирается, следуя определенной тактике.

Суть принципа положительной обратной связи противоположна сути принципа отрицательной обратной связи. Здесь любое отклонение системы от положения равновесия стимулирует еще большие отклонения. Однако это вовсе не означает, что самоорганизующаяся система движется к распаду. Состояния, далекие от равновесия, для самоорганизации плодотворны. Все множество устойчивых состояний самоорганизующейся системы дискретно. Иначе говоря, одно устойчивое состояние заметно и измеримо отличается от другого своим уникальным набором параметров и их диапазоном значений. Этот набор в синергетике принято называть аттрактором. Этимология данного слова известна: attract – притягивать (к устойчивому положению). Однако «притяжение» к аттрактору происходит не в силу его пожеланий, а потому, что траектория, путь системы к нему – через наименьшие затраты ресурсов. В силу иерархичности такой системы в ней присутствует не один аттрактор, а целая их иерархия, подобная структуре системы.

Понятию «аттрактор» противостоит понятие «репеллер» – набор параметров и их значений, которые «отталкивают» С-систему от положения равновесия в том смысле, что он вводит ограничения различной природы на свободу стремления С-системы к цели, к равновесию. Если аттрактор обозначает то состояние равновесия С-системы, к которому она стремится как к своей цели, то репеллер выражает своим содержанием все ограничения и запреты для системы. Например, при возникновении дискурса содержанием репеллера являются нормы изложения, традиции жанра, объем, экстралингвистические условия, архетипы коммуникантов и пр. Содержанием аттрактора выступают характеристики автора дискурса как языковой личности, его интенции, а также встроенные в языковую картину мира социальные ожидания на результаты реализации дискурса.

Большинство реально существующих сложных систем нечетко определены, и их параметры находятся в сложных, противоречивых взаимосвязях. По этой причине в самоорганизующихся системах часто наблюдаются острые противоречия между требованиями к поведению системы со стороны аттракторов и со стороны репеллеров.

Противоречивые требования к такой системе со стороны аттракторов и репеллеров не приводят к ее распаду благодаря тому, что она иерархична. Разные составляющие иерархии в процессе самоорганизации приобретают противоположные качества. Одни удовлетворяют требованиям аттракторов, другие – репеллеров. В целом система, сохраняя свою структуру и цели, приобретает полярно противоположные свойства и возможность альтернативного поведения. К примеру,явления поляризации в различных типах дискурса есть ключевой процесс при егосамоорганизации.

Нерешенной научной проблемой является построение алгоритма согласования требований аттракторов и репеллеров в самоорганизующейся системе, хотя соображения по этому вопросу неоднократно высказывались [Пихтовникова 2012, с. 31].

Поляризация оригинальным образом сохраняет самоорганизующуюся систему в режиме динамической устойчивости. Этот феномен можно пояснить следующим важным постулатом синергетики: в информационном отношении составляющие такой системы способны моделировать друг друга и окружающую среду. Служа взаимными моделями, составляющие с полярными свойствами дополняют друг друга и обеспечивают достижение целей системы несколькими альтернативными путями.

Основным инструментальным понятием синергетики является понятие «параметр порядка». Этим термином назван наиболее подвижный, изменчивый параметр системы. Его динамика обусловлена относительной независимостью от других параметров. Согласно представлениям синергетики, в неравновесном состоянии системы ее параметр порядка подчиняет себе остальные параметры и приводит их диапазон изменения в соответствие с требованиями аттракторов и репеллеров.

Бифуркация (русск. разветвление) означает, что из этого положения С-система имеет возможность развития в нескольких направлениях; реальный выбор системой одного из них обычно непредсказуем, однако это является лишь следствием наших неполных знаний и недетерминированности окружающего мира. Точки бифуркации обладают одним замечательным свойством: «вблизи» них возможности системы явно фокусируются и ограничиваются изменением немногих параметров, остальные параметры «уходят в тень», их влияние на систему незначительно.

Каждая С-система имеет цель (цели) своего создания и функционирования. Понятие «цель» связано с нашими антропоцентрическими представлениями, что не всегда адекватно отражает реальность С-системы. Реально каждая С-система лишь поэтапно стремится к своим состояниям устойчивости, а с антропоцентрической точки зрения это стремление выглядит как «цель». В буквальном смысле тождество «цель = устойчивому состоянию» имеет место лишь в С-системах с участием человека.

Задание, формулирование цели для какой-либо системы всегда связывается нами с наличиемсубъекта целеполагания, а реализация цели системой – с наличием объекта целеполагания.

В разнообразных процессах самоорганизации систем различия между субъектом и объектом целеполагания трансформируются. С синергетической точки зрения субъект, задающий цели системы (например, автор художественного произведения), самопроизвольно включается своими параметрами в аттрактор С-системы как мыслящая личность, в частности, писатель – как языковая личность. Уровни и параметры языковой личности в лингвистике четко определены.

Заслуживает внимания также понятие фрактала, активно используемое в синергетике. Идея фрактальности в последние десятиления завоевывает все больше сторонников в различных отраслях науки. Можно также отметить ряд серьезных разработок о фракталах в лингвосинергетике [Еникеева 2006; Домброван 2013; Москальчук 2003; Семенец 2004]. Фракталом принято называть структуру, которая остается самоподобной при любом изменении масштаба (увеличении, уменьшении). Принцип фрактальности играет важную роль в языке и речи, а также в ограничении процедур вербализации концептов.

Если состояния языковой системы рассматривать в своем параметрическом, или фазовом пространстве, то явление относительно быстрых и непредсказуемых изменений в ней можно трактовать как фазовый переход, относительно быстрое и кардинальное изменение значений главных параметров (Т. И. Домброван). Фазовый переход в языковой системе имеет пояснение с точки зрения фракталов. Для этого необходимо ввести понятие генератора фрактала, которое также включается в понятийную составляющую концепта СИНЕРГЕТИКА. Генератор фракталаимеет, как минимум, две группы параметров. Первая группа {С} – это параметры конструкции базовой фигуры фрактала (они же – лейтмотив [Пайтген, Рихтер, с. 33], идея фрактала, композиция). Вторая группа {Z} – параметры исходной точки или области в пространстве-времени, в которой начинается построение фрактала. Вся вариативность и красота фракталов истекает из комбинирования параметров {С} и {Z}. Если фиксировать конструкцию фрактала {С} и изменять области {Z}, то все пространство-время разбивается на зоны аттракторов, притягивающих элементы множества с определенными свойствами. Например, языковые единицы, имеющие определенную семантику. Границы влияния аттракторов называются границами Жюлиа-Фату G-F в честь французских математиков, которые век назад впервые обратили внимание на этот феномен. Если, наоборот, фиксировать область {Z} исходных параметров и изменять группу параметров конструкции фракталов {С}, то границы возможного в данном пространстве-времени называются множеством {M} Бенуа Мандельброта. Фазовый переход синергетической системы происходит тогда, когда границы Жюлиа-Фату (G-F) выходят на множество {M} Мандельброта [там же, с. 27]. В монографии [Синергетика … 2015, с. 118–122] приведен ряд примеров фазового перехода в языковой системе с точки зрения фракталов. Один из них – «нанизывание» придаточных предложений.

В основе этой конструкции лежит правило, по которому каждое следующее придаточное поясняет и дополняет предыдущее. Поэтому в каждом придаточном содержатся повторы и/или указательные и определяющие местоимения; в этом смысле конструкция является самоподобной, т. е. фрактальной. Исходной позицией параметров {Z} таких предложений является главное предложение-аттрактор, которое «притягивает» все придаточные. Граница Жюлиа-Фату таких предложений, т.е. их длина, определяется исчерпыванием информации, которая в придаточных поясняет/дополняет смысл главного предложения. С этой точки зрения придаточных может быть неограниченно много, т. к. смысл неисчерпаем. Однако множество {С} параметров конструкции рассматриваемого фрактала имеет ограничение по восприятию адресатом таких удлиненных предложений: 3–4 придаточных – и ускользает смысл всего высказывания. Таким образом, граница Жюлиа-Фату рассматриваемого фрактала разрушается при ее выходе на множество ограничений Мандельброта {M} на длину предложения, и происходит фазовый переход – распад всей конструкции.

В понятийную составляющую концепта СИНЕРГЕТИКА входят и другие понятия, прямо или косвенно связанные с описанными выше. Но указанных нами понятий достаточно для представления об инструментарии синергетики. Приложение этого инструментария к исследованию какой-либо конкретной самоорганизующейся системы связано с интересной научной коллизией.

Синергетика не отрицает понятия и законы частных наук, но видит в их реализации единое направление, единую функцию самоорганизации. В соответствии с данным вектором получает единое групповое название целое множество разноуровневых понятий частных наук, если они выполняют одну и ту же функцию. Так, при самоорганизации художественного произведения для его автора актуальны требования жанра: нормы изложения, традиции построения, объем произведения, исторический контекст эпохи, присутствующий в ожиданиях читателя. Эти разноуровневые требования выполняют единую функцию ограничения на свободу выбора автора и в синергетике названы «репеллером», а точнее, «содержанием репеллера». Аналогичным образом вводится понятие «аттрактор» для обозначения целей, интенций автора произведения и стратегий их реализации языковыми средствами. Переход к стандартному описанию синергии разнородных систем возможен только благодаря подобным переименованиям [Пихтовникова 2012, с. 4].

При изучении любого самоорганизующегося объекта все понятия, относящиеся к нему, становятся его частными характеристиками, объединенными по своим функциям под эгидой синергетических понятий. Поэтому очевидна открытость понятийной составляющей концепта СИНЕРГЕТИКА для адсорбирования таких частных характеристик; очевидна их подчиненность собственно синергетическим понятиям. Таким образом, концепт СИНЕРГЕТИКА приобретает статус мегаконцепта.

Ценностная (валоративная) составляющая рассматриваемого нами концепта исходит из актуальности синергетической точки зрения на мир и оценочности ее роли и статуса в науке. В настоящее время многочисленные синергетические исследования самоорганизации объектов в химии, физике, биологии, технических и общественных науках свидетельствуют о междисциплинарном статусе синергетики. Ценность таких исследований – в новом и научно обоснованном взгляде на становление, эволюцию, а также возможность исследовать ретроспективу существующих объектов и явлений. Еще одно достоинство синергетической парадигмы в лингвистике, как и в других науках, заключается в ее эвристичности.

Степень эвристичности любой науки состоит в ее способности выдвигать гипотезы при неполном знании природы исследуемого объекта, находить аналогии и создавать на этой основе ряд моделей объекта. Как правило, границы применения таких моделей неизвестны (аналогия, неполная индукция – ориентиры не совсем надежные). Мера эвристичности проявляется и в способности определенной науки находить эти границы. Проблема границ применимости теорий актуальна для любой науки. Общенаучным ограничителем здесь является известная теорема Геделя, согласно которой никакая система не может быть полностью и непротиворечиво описана в понятиях и терминах самой этой системы [Налимов 1993, с. 25]. Это означает, по словам Н. Герцена, что «положительные науки имеют свои маленькие привиденьица» [Возможное… 1963, с. 107]. «Привиденьица» в терминах синергетики могут быть описаны как положения неустойчивости в науке, а также как области бифуркаций, в которых происходит (неожиданный) выбор дальнейшего пути развития науки.

Важность определения границ применимости парадигм в лингвистике неоспорима. Синергетика позволяет также осознать метафоричность понятия «граница» как геометрической линии или поверхности. Понятие обогащается его фрактальным представлением, наличием транзита и пошлин для цивилизованного общения различных парадигм. Важно не отграничение теорий, учений и взглядов, а их взаимодействие, но при этом каждая связь есть наработанная эвристика.

Перцептивно-образная составляющая концепта СИНЕРГЕТИКА имеет ту же природу и наполнение, что и аналогичные составляющие концептов в других науках. В каких случаях в науках прибегают к образным выражениям? Научный дискурс при всем многообразии его жанров всегда выполняет две основные функции: аккумулирование научных знаний и передача их адресатам.

Первая функция связана с постепенным созданием емких моделей действительности (принципы, парадигмы, концепции) и упорядочением в их границах всей информации, знаний об окружающем мире. Во всевозможных отраслях науки Нового Времени, в соответствующих научных дискурсах проявляются две относительно противоположные и дополняющие тенденции.

1. Стремление опереться на предыдущие результаты в новых исследованиях и изложении знаний. Это принцип преемственности в науке.

2. Стремление к получению новых знаний путем обобщения и / или отрицания предыдущих знаний.

Первая тенденция приводит в научном дискурсе и его текстах к явлению интертекстуальности. Формами интертекстуальности могут служить цитации, аллюзии, реминисценции, путешествующие сюжеты, римейк, заимствования, парадигмы и др. [Сучасна лінгвістика 2006, с. 191].

Вторая тенденция – генерирование новых знаний – связана с выходом за границы известных концепций, парадигм, принципов. Здесь уже нередко срабатывает хорошо известный системный принцип К. Геделя [Налимов 1993, с. 23]: ни одна сложная система не может быть полно и непротиворечиво описана в терминах и понятиях самой этой системы. Необходимы новые термины и понятия (которых еще нет). Их вводят с оговорками из других систем, чем-то схожих с исследуемой и / или из более развитых систем. Так появились и прижились в науке понятия наподобие следующих: в физике – кварк (первоначально сказочный персонаж), а также понятие «странность» аттрактора; в математике – «пучок алгебр»; в лингвистике – валентность (заимствована из химии); в истории – понятие пассионарности.

Эти и другие понятия в роли заимствований являются концептуальными метафорами, т. е. образными выражениями, объясняющими суть новых объектов и явлений. Появление концептуальных метафор в той или иной науке – признак ее развития, однако введение такой метафоры каждый раз должно быть тщательно обосновано [Гусев 1998; Пихтовникова 1999]. Образность этих метафор позволяет отнести их к перцептивно-образной составляющей научного концепта. Но здесь очевидна диффузия: по мере того, как в науке эта метафора становится стертой, она «переходит» в понятийную составляющую концепта.

Синергетика содержит много концептуальных метафор в описанном выше смысле, что связано с относительно юным возрастом этой науки и с тем, что синергетика «всеядна»: она применима в любой специфической отрасли, где есть самоорганизация, но избегает концентрации на специальных терминах данной отрасли.

Выводы из проведенного описания концепта СИНЕРГЕТИКА можно сделать следующие. Данный концепт является мегаконцептом т.к. его понятийная составляющая открыта для пополнения понятиями других наук. При этом понятия упорядочиваются в мегаконцепте по их функциональной роли в самоорганизации. Понятийная составляющая мегаконцепта СИНЕРГЕТИКА, т.е. инструментарий этой науки, в настоящее время является достаточно развитым, пригодным для исследования любого самоорганизующегося объекта или явления. Перцептивно-образная составляющая этого мегаконцепта, как и других концептов в иных науках, состоит в основном из концептуальных метафор, которыми обозначаются необходимые рабочие понятия, пребывающие в становлении. По мере их укоренения в науке, эти метафоры становятся стертыми, уже не воспринимаются как образные выражения, и поэтому они переходят в понятийную часть мегаконцепта. Что касается ценностной (валоративной) составляющей мегаконцепта, то ее явное, эксплицитное выражение можно увидеть только в аналитических работах, посвященных роли и статусу науки синергетики. В исследованиях же самоорганизующихся объектов конкретно применяется инструментарий синергетики, но не принято акцентировать внимание на ценности этого инструментария. Ценность подразумевается имплицитно.

Перспективой продолжения данных исследований является дальнейшее углубленное описание новых и очень важных элементов понятийной составляющей рассмотренного мегаконцепта, таких, как понятие фрактала, фазового перехода, математической катастрофы и многих других [Синергетика … 2015, с. 102–134]. Данные понятия все чаще используются в лингвосинергетике, но не всегда обоснованно, т. к. авторы не учитывают точное определение этих понятий, пришедшее из физики, техники, биологии. Проблема состоит в том, чтобы не переносить в лингвистику механически то, что имманентно точным наукам, и не искажать смысл этих понятий. Очевидна актуальность дальнейших исследований мегаконцепта СИНЕРГЕТИКА, поскольку наука синергетика активно внедряется в различные сферы действительности, а ее перспектива – быть ведущей наукой будущего.

Литература:
  1. Возможное и невозможное в кибернетике. – Сборник статей под редакцией академиков А. Берга и Э. Кольмана. – М. : Наука, 1963. – 223 с.
  2. Гусев С.С. Упорядоченность научной теории и языковые метафоры / С.С. Гусев // Метафора в языке и тексте. – М. : Наука, 1998. – 176 с.
  3. Домброван Т. И. Синергетическая модель развития английского языка : дисс. докт. филол. наук : 10.02.04 / Т. И. Домброван. – Одесс. национальный университет. – Одесса, 2013. – 462 с.
  4. Єнікєєва С. М. Система словотвору сучасної англійської мови: синергетичний аспект : автореферат дис. докт. філол. наук : 10.02.04 // С. М. Єнікєєва / Київ. національний лінгвістичний університет. – К., 2011. – 35 с.
  5. Москальчук Г. Г. Структура текста как синергетический процесс / Г. Г. Москальчук – М. : УРСС, 2003. – 294 с.
  6. Налимов В. В. В поисках иных смыслов / В. В. Налимов. – М. : Прогресс, 1993. – 263 с.
  7. Пайтген Х.-О. Красота фракталов. Образы комплексных динамических систем / Х.-О. Пайтген, П. Х. Рихтер. – М. : Мир, 1993. – 176 с.
  8. Піхтовнікова Л. С. Синергія стилю байки: німецька віршована байка 13–20 ст. : [монографія] / Л. С. Пихтовникова. – Харків : Бізнес Інформ, 1999. – 220 с.
  9. Піхтовнікова Л. С. Лингвосинергетика: основы и очерк направлений / Л. С. Піхтовнікова. – Х. : ХНУ имени В. Н. Каразина, 2012. – 180 стр.
  10. Приходько А. Н. Концепты и концептосистемы / А. Н. Приходько. – Днепропетровск : ДНУ, 2013. – 307 с.
  11. Селіванова О. О. Сучасна лінгвістика / О. О. Селіванова. – Полтава : Довкілля, 2006. – 716 с.
  12. Семенець О.О. Синергетика поетичного слова / О.О. Семенець. – Кіровоград : Імекс ЛТД, 2004. – 338 с.
  13. Синергетика в филологических исследованиях : [коллективная монография / под общ. ред. проф. Л. С. Пихтовниковой]. – Х. : ХНУ имени В. Н. Каразина, 2015. – 340 с.
  14. Хакен Г. Информация и самоорганизация / Г. Хакен. – М. : Мир, 1991. – 240 с.
  15. Данные о книге, по материалам которой взят эпиграф: Варшавский В.И. «Оркестр играет без дирижера» / В.И. Варшавский, Д.А. Поспелов. – М. : Наука, 1984. – 208 с.
Источник
Добавил: ALTEREXIT Дата: 2018-02-22 Раздел: Идеи и дискурс