Меню

Демагогия вместо анализа: тема "геополитики" в украинских медиа

Эклектика новостей в январе 2018 года - типичный постмодернизм в медиапространстве - ослабление национальных государств и усиление сепаратизма, «размывания» государственных границ и экономический упадок, противостояние между «духом национализма» и мультикультурализмом ...

На повестке дня январских новостей - пути укрепления государственности глобальных акторов за счет региональных и малых государств - вопреки глобальным тенденциям.

«... Отныне главные вызовы современности, а именно:

  • формирование новой архитектуры безопасности, разрушенной агрессией России против Грузии и Украины, небывалым всплеском терроризма и ядерной программой КНДР;
  • поиск выхода из того состояния мировой экономики, который вполне можно назвать тупиком глобализации, - предстоит решать именно в этом геополитическом треугольнике (США, Россия, Китай. – Alter Idea).

 Inernarium

Понятно, - разносторонне»- оценил ситуацию директор Дипломатической академии имени Геннадия Удовенко при МИД Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины Сергей Корсунский в материале «Геометрия геополитики».

Уточняя:

«Наблюдается фактическая стагнация" Европейского проекта ", становится реальностью Brexit, США вышли из переговоров о зоне свободной торговли с Евросоюзом и с транстихоокеанский партнерства - вот только некоторые, далеко не исчерпывающие характеристики упомянутого тупика ... Популистские, националистические и изоляционистские лозунги антиглобалистов, которые ранее имели маргинальную поддержку, в новых реалиях стали заметным фактором внутренней и внешней политики такого значительного перечня стран, включая самими США, что можно говорить о признаках формирования нового мирового порядка, значительно более циничного, жесткого, прагматического и агрессивного, чем раньше ... »

«Процессы глобальной интеграции, включали расширение ЕС, формирование мировой торговой системы в рамках ВТО и сети масштабных трансконтинентальных договоров о свободной торговле (НАФТА и транстихоокеанский процесс США - АСЕАН тому примеры), не только приостановились, но и дали задний ход», - добавил автор о роли США в приостановлении процессов глобальной интеграции.

По его мнению, отныне вызовом американской экономической мощи является Китай. Тогда как военной угрозой всему цивилизованному миру остается Россия.

Путь Китая к «морской мощи» известный дипломат прокомментировал следующим образом: «По мнению соседей Китая по Юго-Восточной Азии, действия КНР в Южно-Китайском море (которое, кстати, в разных странах региона называют по-разному, как по-разному оценивают и его правовой статус), очень мало отличаются от действий России в Грузии и Украине, разве что человеческих жертв на необитаемых островах и атоллах еще не было ... »

На пути к «сухопутной мощи» «Пекин активно инвестирует в порты и железные дороги по всей Азии, планируя создать транспортно-логистическую сеть, которая позволит производителям обходиться без контролируемых американцами торговых путей ... В рамках концепции" Один пояс - один путь ", устойчивое партнерство КНР и стран Центральной и Восточной Европы по формуле 16 + 1 ... а через эти страны лежит путь в сердце Запада и ЕС, а там - совсем другие объемы и обороты».Подчеркивая характер стратегии «мягкой силы», Сергей Корсунский резюмировал: «Си Цзяньпин был очень терпеливым в движении к своей цели - добиваться глобальной экономической экспансии и при этом не вмешиваться в конфликты, максимально культивировать атмосферу сотрудничества и взаимодействия».

Поэтому, возвращаясь к обновленной Стратегии национальной безопасности США, где основной угрозой выступают «ревизионистские» Китай и Россия, мы понимаем: накапливая инструментарий талассократической и теллурократической мощностей, Китай становится способным бросить вызов США.

В ответ на все большую экономическую мощь Китая США прибегают к политике протекционизма, останавливаясь на законодательном уровне потоки мигрантов из ряда мусульманских стран (в частности Чада, Ирана, Ливии, Сомали, Сирии и Йемена), тормозя интеграционные проекты в транстихоокеанский регионе, строя стену на границе с Мексикой, и напоследок - уменьшая налоговую нагрузку и уровень безработицы в собственной стране. Несмотря на то, что такие шаги противоречат принципам либеральной демократии, открытого общества и глобальным экономическим тенденциям. Так на практике внедряется концепция Дональда Трампа «Америка превыше всего» ...

Временно возвращаясь с глобального уровня на региональный, рассмотрим важные новости начала 2018 в аспекте сохранения национального государства Украина в собственных границах. Среди них:

  • принятие Верховной Радой закона о реинтеграции Донбасса;
  • тематика Приднестровья, резолюции ПАСЕ о языках региональных меньшинств и скандальный польский закон об Институте национальной памяти.

Последний - довольно противоречивый в аспекте национальных интересов Украины, поскольку реакция на него будет набирать обороты. А вот первые три - актуальны в аспекте стратегии укрепления государственности Российской Федерацией, Румынией и Венгрией (с учетом разговоров о возрождении Австро-Венгерской империи).

Так, Верховная Рада приняла закон о реинтеграции Донбасса, в котором, по сути, Россию впервые признан «агрессором и оккупантом».

Некоторые важные аспекты закона в геополитическом смысле:

«Отмечается, что временная оккупация Российской Федерацией территорий Украины независимо от ее продолжительности является незаконной и не создает для РФ никаких территориальных прав;отмечается, что закон действует без ущерба для неотделимого суверенного права Украины на временно оккупированную Российской Федерацией территорию Автономной Республики Крым и города Севастополя и мероприятий, направленных на восстановление территориальной целостности Украины в пределах ее международно признанного государственной границы;в законе нет никаких слов о торговле. В тексте закона говорится о "перемещении товаров";из законопроекта убрали упоминания о Минских договоренностях, на чем настаивали многие депутаты ».

Хотя наконец закон принят, механизм его имплементации не определен - это задача на ближайшие годы для институтов вроде Совета национальной безопасности и обороны Украины. Ведь это шаг на пути к геополитической субъектности Украины, сохранении статуса региональной державы, который сейчас становится сомнительным.

Принимая во внимание последствия подписания Будапештского меморандума, медиа указывают на неспособность глобальных акторов гарантировать безопасность Украины, а следовательно и взять на себя ответственность за целостность границ региональной державы как неделимой единицы, Минский формат постепенно превращается в формальность. В то же время на замену переговорном формата «5 + 2» по статусу Приднестровья в качестве переговорной площадки выбрана ПАСЕ. Следовательно, влияние РФ на Приднестровье пока ослабевает. Но об этом позже ...

Вроде у Китай и РФ «выискивают» пути утверждения «морского или талассократического» могущества. Хотя остаются классическими континентальными государстваи.

«... Грузинская и украинская авантюры имели целью не только создать Путину ореол" собирателя русских земель "и сыграть на глубоко укоренившемуся даже в российских либералах шовинизме, но и заставить Запад признать равноправное положение России при распределении" мирового пирога "». - описывает Сергей Корсунский российскую геополитическую стратегию в той же «Зеркале недели».

Мы уже писали, как в рамках китайского проекта Нового Шелкового Пути Россия подписала меморандум с Тегераном по строительству 1200-километрового подводного газопровода из Персидского залива в Индию и организовала поставки сжиженного природного газа из Арктики Северным морским путем.

Следующие шаги в этом направлении - блокировка Приазовья и пользование газовых месторождений в украинских национальных водах.

«Cлабость на море может стоить Украине государственности, потому что тот, кто контролирует прибрежные морские акватории, тот контролирует береговые территории. И никак не наоборот », - предостерег адмирал Игорь Кабаненко в издании« День ».

Ссылаясь на ряд законодательных актов, в частности, закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях», эксперт по вопросам безопасности и обороны Игорь Кабаненко показал отсутствие точной информации о том, кие земли относятся к территориальному морю Украины и исключительной (морской) экономической зоне Украины и какие морские акватории является оккупированными.

Итак, потеря газовых месторождений в акваториях Черного и Азовского морей - результат игнорирования морской тематики во внутренней и внешней политике Украины.

«Следует напомнить, что исключительная (морская) экономическая зона Украины в Черном и Азовском морях по размерам втрое (!) Больше территории Крыма, - отметил автор. - ... На сегодня часть этих акваторий является оккупированными. При этом не только вокруг Крыма, но и за его пределами: уже после аннексии Крыма Россия оккупировала расположены на континентальном шельфе Украины газовые месторождения вблизи Одессы, а также начала строительство Керченского моста, который негативно влияет на украинском Приазовье».

По данным автора, коэффициент успешности геологоразведки на этих территориях превышает общемировые стандарты. И за четыре года с Одесского газового месторождения, не имееющего отношения к крымскому полуострову, Россией было скачано 3857000000 кубометров газа. А из-за запрета прохода судов Керченским проливом в связи со строительством Крымского моста морские порты украинского Приазовья потеряли почти полмиллиарда гривен.

«В целом строительство Керченского моста снизило грузопоток Бердянского порта на 30%, Мариупольского - на 43%. Нетрудно подсчитать общие финансовые убытки только этих двух украинских портов в 2017 - с учетом действующих цен на фрахт и перевалку они составляют около 1547000000 гривен. В 2018 году эти показатели могут быть значительно больше, ведь арка моста установлена только в октябре 2017 года. Не надо предаваться иллюзиям - мост и дальше будет использоваться для дестабилизации украинского Приазовья».

И напоследок автор указал на ряд потенциальных угроз безопасности мореплавания, вспомнив минную войну в Черном море во время Первой и Второй мировых войн.В материале также отмечается, что 17 января 2018 года Совет национальной безопасности и обороны Украины обсудил проект закона «О национальной безопасности Украины». Поскольку характер обсуждений закрыт, то поднимался ли этот важный для национальной безопасности вопрос, остается неизвестным.

В отечественном медиапространстве также активно фигурируют две страны, которые находятся в центре внимания Москвы - Молдова и Грузия.

Проблематика молдавской идентичности актуализировалась в январском дискурсе из-за геополитических перестановок в регионе и вероятности «приближения» статуса Донбасса к статусу Приднестровья. В частности, по мнению Юрия Райхеля, «за Приднестровье взялись основательно» только в 2014 году, после аннексии Крыма и начала конфликта на Донбассе, когда оценили опасность «существования пророссийского сепаратистского региона».

В материале представлен инструментарий получения контроля в регионе западными акторами в противовес Москве. Во-первых, под контроль были поставлены все транспортные связи Тирасполя и внешнего мира. В частности, через украинскую и молдавскую границу прекращена ротацию российских военных. «Молдова и Украина создали на границе совместные таможенные посты, и теперь экспорт могли осуществлять только предприятия с молдавской регистрацией», что привело к сокращению поступлений в местный бюджет, а на замену - предоставлены торговые преференции от ЕС.

Наконец, к формату «5 + 2» (Молдова, Приднестровье - стороны, Россия, Украина, ОБСЕ - посредники, ЕС и США - наблюдатели) была присоединена ПАСЕ. Такой шаг позволил, с одной стороны, ограничить влияние России в регионе, с другой - притормозить процесс объединения Молдовы с Румынией.

«В Европе не поддерживают унионистские настроения в Румынии и не приветствуют возможное объединение ее с Молдовой, поскольку это даст старт полному пересмотру границ в Европе с непредсказуемыми последствиями. Москва потеряла статус главного модератора переговорного процесса по урегулированию приднестровского конфликта. Эта роль перешла в Брюссель. Как теперь оказывается, ему доверяют обе стороны, - констатировал господин Райхель в материале «Приднестровье идет от России». - Для Украины это положительный тренд, поскольку снимает военную угрозу для Одессы».

И главное: «Продвижение в урегулировании приднестровского конфликта так или иначе затронет Донбасс. И здесь России рано или поздно придется уступить».

С другой стороны, по мнению старшего аналитика Центра «Новая Европа» Леонида Литры, «месседж Бэсеску и многих румынских политиков - что у Молдовы нет шансов в недалеком будущем самостоятельно войти в ЕС. Поэтому единственный шанс войти в ЕС в следующие пять лет - это объединиться с Румынией, войти в НАТО и получить другой уровень жизни».

Относительно российского вектора, то «есть четкая модель, когда с помощью сепаратистских территорий шантажируются Киев, Кишинев или Тбилиси ... Если бы не активное участие молдавских граждан, проживающих в приднестровском регионе, которые приезжали целыми автобусами (и это тоже дает представление о том, что произошло на президентских выборах), то Додон не стал бы президентом ... Те, кто выбирал Додона, ожидали каких-то быстрых шагов к укреплению отношений с Евразийским союзом и Россией. Оказалось, что он не способен это сделать».

Очевидно стремление России расширить сферу влияния через сепаратизм Приднестровья и поддержку евразийцев в приграничных государствах. И таким образом, привлечь Молдову к евразийскому цивилизационному влиянию с последующим выходом на Балканы. С другой стороны - румынский истеблишмент стремится ликвидировать молдавскую государственность через присоединение к Румынии и вступление в НАТО. Поэтому предложения отечественных экспертов - поиск векторов сотрудничества с партнерами по Восточному партнерству.

«Если еще Молдова вдруг откажется от электроэнергии, поставляемой Молдавской ГРЭС ... Они получают газ почти бесплатно, то есть это спонсирование Россией Приднестровья де-факто из-за поставок газа: плата не взимается, он засчитывается как долг Молдовы, - резюмирует «Радио Свобода». - Если Молдова начнет покупать электроэнергию в Украине, например, как это было прежде, и перестанет покупать ее у Молдавской ГРЭС, то способность договариваться по приднестровскому региону изменится».

Поэтому энергетическое сотрудничество между странами - шаг к укреплению собственной государственности как Молдовы, так и Украины, чтобы избежать «поглощение» мощными акторами. В современном геополитическом контексте - это общий «геополитический бонус» на пути в ЕС в рамках Восточного партнерства.

Кстати, по Грузии, которая также находится «в центре внимания Москвы», - в январе появилась информация о поставках в эту страну первых американских ПТРК Javelin.

Следующий пример - расширение сферы геополитического влияния международными акторами. Речь идет о неоднозначной трактовке Венгрией резолюции ПАСЕ «Защита и развитие региональных языков и языков меньшинств в Европе» ...

Становится очевидным, что блок стран Вышеградской четверки, несмотря на стремление к совместной геополитической субъектности, не собирается отказываться от членства в ЕС и НАТО. Такое мнение высказал директор Института мировой политики Евгений Магда на «Главкоме».

Несмотря на все «неприятности января" для Украины, «ни переизбрание Милоша Земана президентом Чехии, ни расширение польским Сеймом "полномочий Института национальной памяти в не слишком приятном для Украины контексте не означает, что Чехия и Польша превратились в анклавы влияния Кремля», - отметил эксперт.

«В резолюции, которая является, по сути, констатацией европейских стандартов в этой сфере, рекомендуется" во всех возможных случаях обеспечить языкам нацменьшинств статус второго официального в тех регионах, где такие языки традиционно используются, с учетом конкретных условий и исторических традиций, характерных для каждого региона " », - пишет интернет-издания «Страна.ua».

И в далее: «В резолюции рекомендовано обеспечить возможность обучения на региональном языке или языке меньшинства в течение всего периода обучения, начиная с дошкольного, начального и среднего образования, и заканчивая профессиональной подготовкой и высшим образованием, как минимум, для учеников, чьи семьи этого хотят».

Поэтому, неоднозначность рекомендаций ПАСЕ вызвала ряд противоположных трактовок. «Это фундаментальная концептуальная разница: преподавание на немецком, польском, венгерском, румынском, болгарском, словацком или греческом языках не оправдано тем фактом, что они являются европейскими языками, а тем, что они являются родными языками меньшинств, проживающих в Украине ... В таком решении не учитываются языки меньшинств, которые не являются официальными языками Европейского Союза. Я твердо убеждена, что при принятии нового законодательства страна не выполняет свои международные обязательства и стандарты Совета Европы», - заявила венгерская депутат Роза Хоффманн.

Зато, по мнению представителей Украины, в частности, вице-спикера Верховной Рады Украины Ирины Геращенко, «встревожили при обсуждении выступления некоторых венгерских коллег, которые говорят, что для развития и поддержки языков нацменьшинств лучшая позиция - это автономия ... Это на самом деле попытки использовать тему языка в своих узкополитических, узкопартийных интересах для того, чтобы объединить свой внутренний электорат вокруг темы защиты диаспоры. Это очень деструктивная идея, и мы ее, конечно, не поддерживаем. Не хотелось бы, чтобы такой ползучий сепаратизм и федерализм исповедовали через такую важную гуманитарную проблематику. Мы это не поддерживаем и воздержались голосовать за резолюцию».

Как сообщает «Новое время», «министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто требует от Украины юридических гарантий того, что применение нового закона об образовании начнется после достижения договоренности с венгерской национальной меньшинством на Закарпатье».

Поэтому секретарь Томас Маркерт также настаивает на достижении отдельных договоренностей с представителями нацменьшинств, в частности, требует «провести консультации с представителями этих меньшинств - прежде всего румынской и венгерской, как крупнейших, но учитывая интересы также мнение других ... Значительно логичнее договариваться именно с меньшинствами. Если вы достигнете договоренности с ними на национальном уровне, то и от соседей, думаю, не будет возражений».

Сейчас риторика стран Вышеградской четверки все больше противоречит политическим принципам Старой Европы и указаниям наднациональных инстанций ЕС. Фактически страны Центральной и Восточной Европы, находясь под влиянием «авторитета» новых правых, становятся все более националистически ориентированными, стремясь к укреплению своей государственности и расширению собственных сфер влияния.

Если в целом европейская идентичность ослабляется через миграционные процессы, то идентичность стран ЦВЕ углубляется через защиту собственных границ от мигрантов, империалистически окрашенных стремлений (возрождение Великой Венгрии, Великой Румынии, Австро-Венгерской империи и Речи Посполитой и пр.) «под соусом »симпатий к евразийству, которое воспринимается как аналог традиционного христианства и националистического духа.

Формируя геополитические блоки в противовес Брюсселю, страны ЦВЕ стремятся расширить свое влияния за счет стран Восточного партнерства, ослабляя их государственность и тормозя на пути в ЕС и НАТО.

«Для Украины последние тенденции в соседних странах Европейского Союза выглядят серьезным вызовом, поскольку ставят под сомнение стратегию европейской интеграции нашего государства, - отметил по этому поводу Евгений Магда в статье« Центр разочарование ». - Напомню, что в начале года премьеры Венгрии и Польши в Будапеште отметили отсутствие планов по расширению Вышеградской четверки, то есть Украине здесь не на что рассчитывать. Это означает, что консервативный центрально-европейский дискурс заставит наше государство в своих действиях и решениях быть более убедительным для Брюсселя и ЕС в целом. И ближайшие географически страны ЕС стоит воспринимать как партнеров, а не как стратегических союзников ».

В свою очередь, первый заместитель директора Центра «Новая Европа» Сергей Солодкий констатировал: «Украина не может постоянно эксплуатировать позицию жертвы и надеяться таким образом, что партнеры закроют глаза на манипуляции или недоработки ... Важным остается правовой фронт - отстаивание интересов Украины в международных судах в связи с российской агрессией. Стоит фокусировать больше внимания на выполнении Соглашения об ассоциации ».

Известно, что протекционистские тенденции и укрепление национальных государств - понятие, несовместимые с «глобализацией». Так написано в теоретических учебниках и аналитических докладах. Однако весомые международные акторы продолжают укреплять собственную государственность благодаря политике протекционизма, «мягкой» силе, сепаратизму и расширению сфер влияния. Формируются новые цивилизационные блоки и «большие пространства».

На повестке дня для Украины - политика защиты национальных интересов и собственных границ в сотрудничестве с ближайшим окружением с диапазоном «Восточного партнерства». Или на геополитической шахматной доске нас поглотят крепкие игроки.

Источник: detector.media/

Добавил: ALTEREXIT Дата: 2018-02-16 Раздел: Геополитический контекст