Меню

Трамп, Никсон и Зеленский: так будет импичмент или нет?

Эволюция американской политической системы неизбежно оказывает влияние на глобальную систему. Если Соединенные Штаты незначительно изменят вектор своей политики, это приведет к региональным последствиям. Действия администрации трудно предсказать, но ключевые переменные процесса могут быть определены путем сравнения текущей эволюции с предшествующим событием. Но если Никсон был вынужден уйти в отставку. Трмап будет держаться до конца. Вопрос только в том, что заставит Дональда Фредовича сдвинуться с места. Или все же дело в его свите?

Уотергейтский скандал

Никсон подал в отставку с поста президента в августе 1974 года. Разговоры, в которых он обсуждал взлом штаб-квартиры Демократической партии, были опубликованы 5 августа, а через четыре дня он подал в отставку. До этого момента значительная часть электората продолжала его поддерживать. Он выиграл переизбрание в 1972 году, победив Джорджа Макговерна, который предлагал антивоенную повестку. Однако демократическую адженду восприняли как поддержку так называемой «контркультуры». Для консервативной части американского общества это означало систематическую атаку маргинальной группы на ценности среднего класса. Никсон позиционировал себя как представитель «молчаливого большинства», политически подавленного ядра ​​американского общества. «Белого фермерства» в современном трамповском измерении.

Никсон не просто выступил против Макговерна или контркультуры. Он столкнулся со средствами массовой информации, которые, по его мнению, были враждебны ему задолго до самого факта выборов, враждебны к войне во Вьетнаме, а потому они не желали хвалить его за внешнеполитические инициативы (включая противостояние с Китаем и разрядку с Советами). Он полагал, что все медиа «левые» и не отстаивают интересы среднего класса. На пресс-конференциях президента ощущалась враждебность и презрение к журналистам — аналогии излишни.

При каких условиях возможен импичмент Трампу?

Уотергейтский скандал начался в августе 1972 года и развивался с возрастающей интенсивностью в течение двух лет. Было много разговоров об импичменте или уголовном обвинении, что казалось невозможным. Значительная часть электората поддерживала его, рассматривая скандал как нечто, выдуманное его политическими врагами и средствами массовой информации. Интересно, что, несмотря на сокрушительную победу Никсона, обе палаты Конгресса контролировались демократами, которые летом 1974 года слушали дело Уотергейта. Сейчас же ситуация довольно шаткая — большинство Сената контролируется республиканцами, но и их позиция, мягко говоря, не железобетонная. Всякое может случится.

Тогда демократы поняли, что, хотя они и в состоянии привлечь к ответственности президента в Палате представителей, у них не было большинства в две трети, необходимого для запуска процесса в Сенате. Учитывая страсти с обеих сторон, последние не желали инициировать голосование по импичменту, зная, что оно провалится. Кроме того, они не могли судить его за преступление, которое еще нужно было доказать. Аналогичным образом, сенаторы не хотели, чтобы Палата представителей предоставила им возможность провести голосование, которое априори проваливалось. Поскольку обе палаты контролировались одной и той же партией, они позаботились о собственном имидже.

Таким образом, проблемой для демократов была глубокая поляризация взглядов в стране. Согласно опросам, большинство избирателей были враждебно настроены по отношению к Никсону, но он сохранял достаточную поддержку в диапазоне 40-42 процентов, чтобы удержать демократов от тотальной победы. Поскольку импичмент является политическим актом, а не судебным процессом, электоральное меньшинство видело в этом желание отыграться за поражение Макговерна. И действительно, физическое число избирателей, которые политически противостояли Никсону, было большим, чем сторонников доведения дела до суда. И в этом заключалась вся загвоздка: отстранить — да, осудить — нет.

Дискуссия могла бы продолжаться бесконечно, если бы не появилось «дымящееся ружье», несколько свидетельств, настолько убедительных, что даже сторонники Никсона не могли приписать его демократическим манипуляциям и «враждебным» средствам массовой информации. Для всех было очевидным, что Никсон записал на пленку многие из своих служебных разговоров. Конгресс и Сенат потребовали записи, но Никсон отказался их предоставлять. Данное обстоятельство разрушило его же версию о том, что он скроет записи только в том случае, если они окажутся враждебными для него лично.

После того, как суды распорядились обнародовать записи, выяснилось, что одна из них была стерта, в то время как другие явно указывали, что Никсон либо знал о сокрытии, либо сам приказал взломать переписку демократов. Настроение среди его сторонников-республиканцев и в Сенате резко изменилось. Группа старших сенаторов указала, что голосование по импичменту будет позитивным, если он не уйдет в отставку.

В свою очередь, республиканские избиратели были убеждены, что хотя нападки на Никсона были совершены по политическим мотивам, все-таки он был виновен и должен уйти в отставку. После чего республиканские сми частично поддержали демократов.

Но ни палата представителей, ни Сенат не имели ресурсов отстранить Никсона от должности. Ситуация зависла в воздухе, которую, в принципе, решил сам Никсон, заявивший о своей отставке. Если б такого заявления он бы не сделал, то просидел бы до конца своего срока. С медиа-боями и страхом перед обществом, но формально просидел бы.

Дело Украины

Соединенные Штаты сегодня находятся в том же положении, в каком они находились в 1974 году. Страна разделена на два противоборствующих лагеря, столь же отчужденных друг от друга, как и Средняя Америка и контркультуры. Демократы становятся политической партией нынешней культуры, а республиканцы - партией, стремящейся сохранить древние ценности. Трамп пользуется поддержкой меньшинства избирателей, которое по-прежнему представляет значительную часть электората. Он и его сторонники считают, что СМИ ответственны за политический кризис, а потому против него враждебноно настроены. Страсти с обеих сторон закипают, доходя до абсолютной ненависти. Противники и сторонники президента не только крайне убеждены в своих позициях, но, что более важно, мало общаются друг с другом. Обе группы представляют враждебные группировки, как и во времена Никсона.

Также важно понимать, что противодействие импичменту более серьезно, чем собственная база поддержки Трампа. Так же, как республиканцы в 1974 году нуждались в «неопровержимых доказательствах», так и система сегодня требует прямых улик. Косвенных собрано несколько десятков томов, но деятельность комиссии Мюллера «завалили».

И самое интересное, что пока не понятно, какое ружье выстрелит. «Дело Украины» вроде как указывает на прямую вину Трампа, который мафиозным образом прямо давил на Зеленского. Но украинский президент… сам предложид услуги по «бомбардировке» демократов. А где сейчас находится злосчастный сервер, учитывая, что страна кишит российскими агентами, а треть населения просто рвется в бой «помочь», непонятно. Виновен в этой ситуации Трамп? Очевидно, да. Есть ли основания для импичмента? Кажется, да. Запуститься ли процедура отстранения американского президента? Однозначно нет.

Но тут может возникнуть феномен, который не предусмотрен политической системой. Допустим, будет доказано, что Трамп прямо давил на Зеленского. Доказано и политически, и юридически, в судебном порядке. Допустим, будет понятно, что Трамп давал приказы Зеленскому и принуждал его подписывать злосчастную «формулу Штайнмайера». Тогда получается, что Трамп оказывается под беспрецедентным давлением американских СМИ и перед фактом постепенного отхода республиканцев от своих позиций. Без импичмента, но на условиях «внутренней изоляции». Как в таком случае поведет себя администрация? На сколько она окажется контролируемой? Тайных переговоры и непубличные расходы уже невозможны.

А это означает, что Америка, возможно, на пороге конституционных изменений. Особенно если Трамп продолжит усердно сопротивляться.

Добавил: ALTEREXIT Дата: 2019-10-09 Раздел: Геополитический контекст