Меню

Трамп хочет и торговать, и воевать?

Поскольку США наращивают санкционное давление на Китай, добиваясь для себя выгодных торговых условий, в американской стратегии произошел глобальный сдвиг. Штаты сокращают использование прямых военных действий и переводят политику в область экономики, заставляя такие страны, как КНР, Россия, Северная Корея и Иран выполнять в том числе политические требования. Даже с Афганистаном ведутся серьезные переговоры о выводе войск.

Американцы не желают сохранять прежнюю динамику боевых действий, сокращая свои международные обязательства. Впрочем, использование экономической мощи для формирования дружественных режимов будет стимулироваться и военными действиями - заявление о переброске 120 тысяч военнослужащих в зону Персидского залива демонстрирует явное желание Вашингтона найти стратегический баланс между прагматическим и силовым компонентами. Другое дело, что это возможно только при условии «включенности» стран, на которые оказывается такое давление, в глобальную систему торговли. Иначе говоря, Трамп нацелен на ликвидацию государств-изгоев как класса международной политики.

Неопытная сила

США традиционно, по негласной традиции, сложившейся после Второй мировой войны, вовлечены во многие региональные конфликты. Однако подобное контролирующее рассеивание при росте внутренних националистических (в противовес гражданским) настроений, обесценило способность Вашингтона оперативно реагировать на внешние вызовы. Больше того, влияние на региональные державы постепенно снижается, тогда как геополитическая мощь оппонентов неуклонно возрастает. Классический пример – Северная Корея, где экономические интересы США взяли верх над интересами глобальными.

Alterexit

Безоговорочную победу Соединенные Штаты одержали только в одном крупном конфликте: Буря в пустыне. В течение 28 из последних 74 лет США воевали в таких местах, как Корея, Вьетнам, Афганистан и Ирак, но нигде не смогли добиться вменяемых для себя и союзников результатов. Ни Рим, ни Лондон преимущественно не использовали военную силу для открытых боевых действий. Для этого они использовали стратегические резервы государств, заинтересованных в свержении «вражеских» режимов. Они финансировали оппозицию и поддерживали некоторые инициативы, даже поставляли оружие и обеспеивали логистическое сопровождение, но неизменно ограничивали собственное участие в тех или иных конфликтах. Соединенные Штаты, которые, наоборот, пытались воздействовать преимущественно огнем и мечом, потерпели неудачу.

Существует основная геополитическая причина неудачи США в этих войнах. Вашингтон посылал свои войска в те регионы, где развертывание военных сил является существенным материально-техническим усилием. Проблемы межконтинентальной логистики ограничивают количество войск, которые могут быть использованы. Решение данной проблемы при помощи технологического превосходства достаточно, как на примере с той же Кореей или ИГИЛ, чтобы сдержать противника, но недостаточно, чтобы победить его. Во Вьетнаме и на Ближнем Востоке Штаты сражались с рассеянными силами, партизанами, для помледних свой район – своя крепость. Плюс климат, чужой уклад жизни и общественное давление, не всегда на стороне цивилизатора.

До сих пор не существует четкого определения, что такое «достаточная сила», и какова правовая процедура принятия сложных решений, когда деятельность СБ ООН заблокирована. Как на примере Югославии, Украины, Сирии. Нет регулятивных норм, - соответственно, есть неограниченный объем применяемой силы в случае принятия политического решения. Проблема лишь в том, что нельзя просчитать всех факторов, в том числе время проведения той или иной миротворческой операции. Отсюда получается, что при гарантии военной победы оккупационная миссия почти всегда проваливается. Дикарям демократию не продашь.

Схема нового пути

Неизбежно наступило время, когда Белый дом признал, что ожидать другого результата, проводя прежнюю международную политику, безумно. Была предложена несколько иная стратегия, состоящая из нескольких шагов. Первый - запугать противника. Когда это не сработает, в ход идут угрозы проведения боевых действий, повышение ставок полномасштабной войны. Последний шаг - экономическое эмбарго путем введения или введения блокады. Военная сила здесь – дополнительный аргумент для обеспечения санкций. Никто теперь не станет рисковать ни солдатами, ни перспективой длительной войны.

В таком ключе проходят торговые переговоры между США и Китаем. Поднебесная рассматривает торговые войны Вашингтона как несправедливость для китайских производителей. Пекин намерен «разумно обсуждать» возникшие проблемы. Но любые переговоры в таком формате являются альтернативной стратегией борьбы с КНР, не признающей авторские права и занимающейся глобальным промышленным шпионажем. К тому же не забываем, что Пекин наращивает военный потенциал в Южно-Китайском море, а это уже подрыв географического преимущества, полученного США по итогам Второй мировой войны. Понятно, что Белый дом намерен сохранить это преимущество. Но он также хочет сохранить за собой западную часть Тихого океана и не допустить роста политического влияния Японии.

Если Китай вырвется из Южно-Китайского моря, то  станет угрозой для всего Азиатско-Тихоокеанского региона. Поэтому утихомирование семейства Кимов – это не только предотвращение возможной катастрофы, спонсируемой Россией, но и борьба за сферы своего торгового влияния. Поэтому дело не только в объеме и качестве китайского экспорта, но и в обеспечении безопасности его транзита. Что, в свою очередь означает: разногласия между Китаем и Штатами это разногласия в понимании приоритетов экономического развития, безопасности региона и роли мировых держав в этой части земной суши.

Китай сильно зависит от экспорта, на долю которого приходится примерно одна пятая его валового внутреннего продукта. Возможно, даже больше, учитывая сомнения в точности показателей тамошнего статистического бюро. Около 18 процентов китайского экспорта уходит в Соединенные Штата, а вот доля последних в структуре китайской экономики не превышает 0,5 процента ВВП. Это классическая асимметричная война. КНР гораздо больше зависим от Штатов, чем сами Штаты от Китайской республики. Понятно, часть американцев пострадают от торговой войны, но в целом проигрыш Пекина гарантирован. Если Китай и дальше продолжит уходить в бессознанку, утверждая, что не ворует техобразцы и не нарушает авторские права, столкновение в Южно-Китайском море станет почти что реальностью.

Аналогичный подход США применили к Ирану, чья экспансия на Ближнем Востоке вызывает обеспокоенность не только у Вашингтона, но и их союзников. Сомнительно, что военные действия против этой страны будут успешными, поэтому разворачивание экономической войны – наиболее вероятный сценарий для Персидского залива на ближайшие 1,5-2 года, до американских выборов.

Что касается Северной Кореи, то возобновление Пхеньяном ядерных испытаний связано с тем, что по личному распоряжению Дональда Трампа США захватили северокорейский грузовой корабль, который предположительно использовался для перевозки санкционной продукции. В то же время в администрации американского президента уже признали, что они мало что могут сделать в этом направлении, учитывая союзнические обязательства в отношении Южной Кореи и Японии. То есть такая стратегия продлится до появления нового хозяина Белого дома. И похоже, что Трамп намерен выиграть за счет комбинации инструментов экономического и военного давления. Стратегию, может, они и хотят поменять, но игра только методами торговой войны только затягивается.

Добавил: ALTEREXIT Дата: 2019-05-16 Раздел: Идеи и дискурс