Меню

Порядок и хаос

Когда мы говорим о порядке как ценности того или иного общества, мы невольно обращаемся к эпохам Античности или Просвещения с их культом разума, скептицизмом и рационализмом мышления, ясными и строгими пропорциями архитектуры и т.п. Средневековье же остается несколько обделенным. Нам кажется странным, что порядок и рациональность могут ужиться с «господством Церкви», догматизмом и «мракобесием».

Между тем именно Средневековье, по моему скромному мнению, было эпохой самого настоящего, универсального Порядка. Как писал историк Клайв Стейплз Льюис, «средневековый человек по самой своей сути не был ни мечтателем, ни бродягой. Он был организатором, классификатором, строителем систем. Он хотел найти «всему свое место». Разграничение, формулировка определений, сведение в таблицы доставляло ему ни с чем не сравнимое наслаждение». Более всего такое стремление было свойственно книжникам-интеллектуалам, но также затрагивало и обычного человека. Строгая феодальная иерархия в обществе, схожая с небесной иерархией ангельских чинов, рыцарский кодекс и геральдическое искусство в войне, аристотелевская логика в философии — все это было направлено на упорядочение хаоса, страх перед которым средневековый человек унаследовал из Античности. Не зря в Средние века процветали такие науки, как богословие и юриспруденция, для которых характерны системность и стремление к порядку.

Стремясь к универсальному Порядку, средневековая культура в лице как книжников-интеллектуалов, так и простого народа все же оставляла себе простор для некоторых послаблений. Вот что писал один из докторов Парижского университета в середине XV века:

«Бочки с вином лопнут, если время от времени не открывать отверстия и не пускать в них воздуха. Все мы, люди — плохо сколоченные бочки, которые лопнут от вина мудрости, если оно будет находиться в непрерывном брожении благоговения и страха Божьего. Нужно дать ему воздух, чтобы оно не испортилось. Поэтому мы и разрешаем себе в определенные дни шутовство, чтобы потом с тем большим усердием вернуться к служению Господу».

Стремление к универсальному Порядку отвечало стремлению средневековой культуры к высшему идеалу. Осознание же этой культурой несовершенства человеческой природы и невозможности этого идеала достичь породило такой феномен, как антиповедение. Наиболее ярко оно выразилось в фигуре шута и празднике карнавала. Шут был носителем абсурда и хаоса, карнавального начала культуры Средневековья. И хотя особо ревностные поборники нравственности считали их сатанинским отродьем и приписывали им связь с миром демонов, шуты выполняли общественно важную роль осмеяния мира и несовершенства человека. Шутовское начало находилось как бы посередине между святым и бесовским, не относя себя полностью к чему-то одному.

Добавил: ALTEREXIT Дата: 2019-04-16 Раздел: Идеи и дискурс